fbpx

ОРФЕЙ И ЭВРИДИКА

Вступление

детская писательница, литературный критик и мемуаристка,
автор популярных детских книг «Герои Эллады» и «Девочки».
Сестра театрального режиссёра Александры Смирновой-Искандер.

Из серии «Древнегреческая мифология»,
публикуется в качестве объяснения истории Эвридики по просьбам наших читателей.

Пейзаж с Орфеем и Эвридикой, Орфей — одна из самых загадочных фигур в мировой истории, о котором дошло очень мало сведений, которых можно назвать достоверными, но при этом очень много мифов, сказок, легенд. Сегодня трудно себе представить мировую историю и культуру без греческих храмов, без классических образцов скульптуры, без Пифагора и Платона, без Гераклита и Гесиода, без Эсхила и Еврипида. Во всем этом — корни того, что мы называем сейчас наукой, искусством, и в целом культурой. Если обратиться к истокам, то вся мировая культура базируется на греческой культуре, импульс к развитию, которой принёс Орфей: это каноны искусства, законы архитектуры, законы музыки... Орфей появляется в очень сложное для истории Греции время: люди погрузились в полудикое состояние, культ физической силы культ Вакха, самых низменных и грубых проявлений.
В этот момент, а это было около 5 тысяч лет назад, появляется фигура человека, которого предания называли сыном Аполлона, ослепляющего своей физической и духовной красотой. Орфей — это имя переводится как «лечащий светом» («аур» — свет, «рфе» — лечить). В мифах, о нем рассказывают как о сыне Аполлона, от которого он получает свой инструмент — 7-миструнную лиру, в которую впоследствии добавил еще 2 струны, сделав её инструментом 9-ти муз. Муз, как девять совершенных сил души, ведущих по пути и с помощью которых можно этот путь пройти. По другой версии, он был сыном царя Фракии и музы Каллиопы, музы эпической и героической поэзии. По мифам Орфей участвовал в путешествии аргонавтов за золотым руном, выручая своих друзей во время испытаний...

Текст статьи

Орфей и ЭвридикаЭто античный сюжет о преданной любви, один из самых распространённых в искусстве, особенно в музыкальном, ставшим основой произведений многих композиторов. Эвридика — жена фракийского певца Орфея, а он — в греческой мифологии, — сын речного бога Эагра и музы Каллиопы, славился как певец и музыкант, наделённый магической силой искусства, которой покорялись не только люди, но и боги, и даже природа.
На севере Греции, во Фракии, жил певец Орфей. Чудесный дар песен был у него, и слава о нём шла по всей земле греков.
За песни полюбила его красавица Эвридика. Она стала его женой. Но счастье их было недолговечно. Однажды Орфей и Эвридика были в лесу. Орфей играл на своей семиструнной кифаре и пел. Эвридика собирала цветы на полянах. Незаметно она отошла далеко от мужа, в лесную глушь. Вдруг ей почудилось, что кто-то бежит по лесу, ломая сучья, гонится за ней, она испугалась и, бросив цветы, побежала назад, к Орфею. Она бежала, не разбирая дороги, по густой траве и в стремительном беге ступила в змеиное гнездо. Змея обвилась вокруг её ноги и ужалила. Эвридика громко закричала от боли и страха и упала на траву. Орфей услышал издали жалобный крик жены и поспешил к ней. Но он увидел, как между деревьев мелькнули большие чёрные крылья, — это Смерть уносила Эвридику в подземное царство.

Велико было горе Орфея. Он ушёл от людей, и целые дни проводил один, скитаясь по лесам, изливая в песнях свою тоску. И такая сила была в этих тоскливых песнях, что деревья сходили со своих мест и окружали певца. Звери выходили из нор, птицы покидали свои гнёзда, камни сдвигались ближе. И все слушали, как он тосковал по своей любимой.
Проходили ночи и дни, но Орфей не мог утешиться, с каждым часом росла его печаль.
— Нет, не могу я жить без Эвридики! — говорил он. — Не мила мне земля без неё. Пусть и меня возьмёт Смерть, пусть хоть в подземном царстве буду вместе с моей любимой!
Но Смерть не приходила. И Орфей решил сам отправиться в царство мёртвых.
Долго искал он входа в подземное царство и, наконец, в глубокой пещере Тэнара нашёл ручеёк, который тёк в подземную реку Стикс. По руслу этого ручья Орфей спустился глубоко под землю и дошёл до берега Стикса. За этой рекой начиналось царство мёртвых.
Черны и глубоки воды Стикса, и страшно живому ступить в них. Вздохи, тихий плач слышал Орфей за спиной у себя — это тени умерших ждали, как и он, переправы в страну, откуда никому нет возврата.
Вот от противоположного берега отделилась лодка: перевозчик мёртвых, Харон, плыл за новыми пришельцами. Молча причалил к берегу Харон, и тени покорно заполнили лодку. Орфей стал просить Харона:
— Перевези и меня на тот берег!
Но Харон отказал:
— Только мёртвых я перевожу на тот берег. Когда ты умрёшь, я приеду за тобой!
— Сжалься! — молил Орфей. — Я не хочу больше жить! Мне тяжело одному оставаться на земле! Я хочу увидеть мою Эвридику!
Суровый перевозчик оттолкнул его и уже хотел отчалить от берега, но жалобно зазвенели струны кифары, и Орфей запел. Под мрачными сводами Аида разнеслись печальные и нежные звуки. Остановились холодные волны Стикса, и сам Харон, опершись на весло, заслушался песни. Орфей вошёл в лодку, и Харон послушно перевёз его на другой берег. Услышав горячую песню живого о неумирающей любви, со всех сторон слетались тени мёртвых. Смело шёл Орфей по безмолвному царству мёртвых, и никто не остановил его.
Так дошёл он до дворца повелителя подземного царства — Аида и вступил в обширный и мрачный зал. Высоко на золотом троне сидел грозный Аид и рядом с ним его прекрасная царица Персефона.
Со сверкающим мечом в руке, в чёрном плаще, с огромными чёрными крыльями, стоял за спиной Аида бог Смерти, а вокруг него толпились прислужницы его, Керы, что летают на поле битвы и отнимают жизнь у воинов. В стороне от трона сидели суровые судьи подземного царства и судили умерших за их земные дела.
В тёмных углах зала, за колоннами, прятались Воспоминания. У них в руках были бичи из живых змей, и они больно жалили стоявших перед судом.
Много всяких чудовищ увидел Орфей в царстве мёртвых: Ламию, которая крадёт по ночам маленьких детей у матерей, и страшную Эмпузу с ослиными ногами, пьющую кровь людей, и свирепых стигийских собак.
Только младший брат бога Смерти — бог Сна, юный Гипнос, прекрасный и радостный, носился по залу на своих лёгких крыльях, мешая в серебряном роге сонный напиток, которому никто на земле не может противиться, — даже сам великий Громовержец Зевс засыпает, когда Гипнос брызжет в него своим зельем.
Аид грозно взглянул на Орфея, и все вокруг задрожали.
Но певец приблизился к трону мрачного владыки и запел ещё вдохновеннее: он пел о своей любви к Эвридике.
Не дыша слушала песню Персефона, и слезы катились из её прекрасных глаз. Грозный Аид склонил голову на грудь и задумался. Бог Смерти опустил вниз свой сверкающий меч.
Певец замолк, и долго длилось молчание. Тогда поднял голову Аид и спросил:
— Чего ты ищешь, певец, в царстве мёртвых? Скажи, чего ты хочешь, и я обещаю тебе исполнить твою просьбу.
Орфей сказал Аиду:
— Владыка! Коротка наша жизнь на земле, и всех нас когда-нибудь настигает Смерть и уводит в твоё царство, — никто из смертных не может избежать её. Но я, живой, сам пришёл в царство мёртвых просить тебя: верни мне мою Эвридику! Она ещё так мало жила на земле, так мало успела порадоваться, так недолго любила... Отпусти, повелитель, её на землю! Дай ей ещё немного пожить на свете, дай насладиться солнцем, теплом и светом, и зеленью полей, весенней прелестью лесов и моей любовью. Ведь всё равно после она вернётся к тебе!
Так говорил Орфей и просил Персефону:
— Заступись за меня, прекрасная царица! Ты ведь знаешь, как хороша жизнь на земле! Помоги мне вернуть мою Эвридику!
— Пусть будет так, как ты просишь! — сказал Аид Орфею. — Я верну тебе Эвридику. Ты можешь увести её с собой наверх, на светлую землю. Но ты должен обещать...
— Всё, что прикажешь! — воскликнул Орфей. — Я готов на всё, чтобы увидеть вновь мою Эвридику!
— Ты не должен видеть её, пока не выйдешь на свет, — сказал Аид. — Возвращайся на землю и знай: следом за тобой будет идти Эвридика. Но не оглядывайся назад и не пытайся посмотреть на неё. Оглянешься — потеряешь её навеки!
И Аид приказал Эвридике следовать за Орфеем.
Быстро направился Орфей к выходу из царства мёртвых. Как дух, миновал он страну Смерти, и тень Эвридики шла за ним. Они вошли в лодку Харона, и он безмолвно перевёз их обратно к берегу жизни. Крутая каменистая тропинка вела наверх, на землю.
Медленно поднимался в гору Орфей. Темно и тихо было вокруг и тихо было у него за спиной, словно никто не шёл за ним. Только сердце его стучало: «Эвридика! Эвридика!» Наконец впереди стало светлеть, близок был выход на землю. И чем ближе был выход, тем светлее становилось впереди, и вот уже всё стало ясно видно вокруг.
Тревога сжала сердце Орфея: здесь ли Эвридика? Идёт ли за ним? Забыв всё на свете, остановился Орфей и оглянулся.
— Где ты, Эвридика? Дай взглянуть на тебя! На мгновение, совсем близко, увидел он милую тень, дорогое, прекрасное лицо... Но лишь на мгновение. Тотчас отлетела тень Эвридики, исчезла, растаяла во мраке.
— Эвридика?!
С отчаянным криком Орфей стал спускаться назад по тропинке и вновь пришёл на берег чёрного Стикса и звал перевозчика. Но напрасно он молил и звал: никто не отозвался на его мольбы. Долго сидел Орфей на берегу Стикса один и ждал. Он не дождался никого.
Пришлось ему вернуться на землю и жить. Но он не мог забыть свою единственную любовь — Эвридику, и память о ней жила в его сердце и в его песнях.
Из книги «Герои Эллады» (детская литература).

 

НАШЕ ДОСЬЕ: ВЕРА ВАСИЛЬЕВНА СМИРНОВА

Вера СмирноваОна родилась в XIX веке — в 1898 году Санкт-Петербурге, где её отец, выходец из крестьянской семьи, служил вахтером в Императорской Академии художеств.
В 1903 году отец получил должность артельщика в Русско-Азиатском банке и перевёз семью в Новый Маргелан (сейчас — Фергана; c 1907 по 1924 г. город назывался Скобелев).
Вера Смирнова с золотой медалью окончила Скобелевскую женскую гимназию, затем педагогические курсы, с осени 1914 года преподавала в течение двух лет в Высшем начальном училище.
Осенью 1916 года поступила в Петрограде на историко-филологическое отделение Бестужевских высших женских курсов и одновременно посещала театральную студию В. Мейерхольда.
В конце 1917 года Вера Смирнова вернулась в Фергану, работала в городской библиотеке, в политпросвете, создала и руководила самодеятельным детским театром, писала для него пьесы и ставила их. С 1922 года преподавала в школе русский язык, литературу и обществоведение.
Вышла замуж за художника Михаила Янцына, в 1923 году родилась их дочь Ирина. В 1925 году уехала в Киев к сестре Александре — театральному режиссёру. Вера Смирнова начала писать рецензии на спектакли, была завлитом передвижного «Театра злободневных обозрений». В Киеве в 1927 году вышел её сборник «Глиняный кувшин», в который вошли стихи, посвящённые Средней Азии (обложка книги — работа Михаила Янцына).
В 1929 году Вера Смирнова рассталась с мужем и переехала в Москву. В 1930 году начала работать помощником редактора в детском отделе издательства «Молодая гвардия». Вышла её книга сказок «Манои» («Мастерская детских игрушек»), которая вызвала интерес критики и жаркую полемику. В 1930-е годы Вера Смирнова работала в редакции детского радиовещания, Центральном детском театре (ныне Российский академический молодёжный театр), редколлегии журналов «Мурзилка» и «Пионер». Её рассказы для детей публиковались в журналах и сборниках. Отдельными книгами были изданы «Два сердца» (1930), «Чудесные превращения одного стула» (1930), «Заморяне» (1931) и другие.
В те же годы Смирнова написала для «Бауманского театра рабочих ребят» пьесу «Токмаков переулок», основанную на документальном материале и рассказывающую о жизни детей и подростков Бауманского района Москвы. «Ребята из окрестных школ ходили на этот спектакль по два-три раза. На сцене они видели себя, своих родителей, своих соседей», — вспоминает писательница Евгения Таратута. Для Центрального детского театра Вера Смирнова написала пьесу «Сказки Андерсена», которая была поставлена также в Национальном театре Норвегии в Осло в 1938 году.
В конце 1930-х годов Вера Васильевна вела литературную студию в Московском доме пионеров. Один из бывших участников студии, впоследствии известный этнограф и историк Владимир Кабо вспоминает: «Вера Васильевна была замечательным человеком: литературный критик и детский писатель, она была и выдающимся педагогом, умевшим найти дорогу к сердцам и умам подростков, влюблённых в литературу и мечтающих о собственном литературном будущем. Она говорила с нами обо всем, говорила серьёзно, как со взрослыми людьми, без скидки на возраст, и мы это ценили. Она видела и понимала каждого — а подростки это любят и ценят». Со многими бывшими воспитанниками студии Вера Смирнова продолжала общаться и переписываться долгие годы спустя.
В 1935 году умерла её тяжело болевшая дочь — Ирина. Вера Васильевна вышла замуж за редактора и журналиста Ивана Игнатьевича Халтурина. У них родился сын Владимир.
По заданию Детгиза В. Смирнова почти два года работала над книгой «Рассказы о детстве Иосифа Сталина», но сам Сталин книгу запретил: «Автор был введён в заблуждение охотниками до сказок», — написал он в письме директору издательства. В 1939 году вышла книга Смирновой для детей «Товарищ Серго» о революционере Серго Орджоникидзе.
С 1940 года Смирнова занималась в основном критикой, её статьи о современной литературе и театре регулярно печатались в периодических изданиях и сборниках.
Во время войны вместе с сыном она оказалась в Чистополе, пережив вместе с другими писательскими семьями все тяготы эвакуации. Работала в школе, детском саду и местном радиоузле.
В 1943 году Вера Васильевна вернулась в Москву. В 1943-1945 годах была зав. отделом прозы в журнале «Знамя». Затем заведовала кафедрой в Литературном институте им. Горького, читала курс по детской литературе, вела семинар критики, была членом редколлегии журнала «Пионер».
В 1950-е годы вышли две самые известные и многократно переизданные книги Веры Смирновой: мифы Древней Греции в пересказе для детей — «Герои Эллады» (1953) и повесть «Девочки» (1959). Евгения Таратута вспоминает рассказ Веры Васильевны о том, как родился замысел книги «Герои Эллады»: «Во время войны, в эвакуации, когда её сын Володя тяжело заболел и лежал в больнице, он все просил почитать ему что-нибудь, а книг не было. Тогда Вера Васильевна стала вспоминать мифы, вечерами вспоминала и записывала, а на следующий день рассказывала сыну и мальчикам из его палаты. „Пожалуй, можно назвать тринадцатым подвигом Геракла то, что рассказы о нем помогли выздоравливать Володе и его товарищам!“ — говорила Вера Васильевна. А потом эти рассказы она издала книгой…».
Героини книги «Девочки» — маленькие племянницы Веры Васильевны и её дочка Иришка, действие происходит в Киеве конца 1920-х годов, а все остальные персонажи и события тоже взяты из реальной жизни. Описываются забавные и трогательные приключения трёх девочек, их каждодневная жизнь, игры, ссоры, мечты и открытия.
В 1955 году трагически погиб сын Веры Васильевны — Володя, он утонул в реке Лиелупе в Юрмале.
Вера Смирнова — автор критико-биографических очерков о творчестве С. Маршака, Л. Квитко, А. Гайдара. Статьи о детских писателях вошли в её сборник «О детях и для детей» (1963). Книги Смирновой «О литературе и театре» (1956), «Современный портрет» (1964), «Книги и судьбы» (1968), «Из разных лет» (1974) посвящены творчеству М. Булгакова, Е. Шварца, А. Толстого, Л. Пантелеева, К. Федина, А. де Сент-Экзюпери, Я. Корчака, писателей Средней Азии (книги некоторых из них, например, Сатыма Улуг-Зода, Джалола Икрами, Абдуллы Каххара и Абдуллы Кадыри, Смирнова переводила на русский язык) и др. Мемуары Веры Смирновой рассказывают о её встречах с В. Мейерхольдом, К. Чуковским, С. Маршаком, Г. Нейгаузом и др.
Награждена орденами «Знак почёта» и «Трудового Красного Знамени», медалями «За доблестный труд в Отечественной войне 1941-1945 гг» и «800-летие Москвы».
В последние годы Вера Васильевна работала над книгой воспоминаний, посетила Фергану, где прошли её детство и юность. Свою библиотеку из 418 книг с дарственными надписями авторов Вера Смирнова завещала Ферганскому краеведческому музею. Библиотеку своего мужа Ивана Халтурина она отправила на его родину, подарив её Кировской областной библиотеке.
Вера Васильевна Смирнова умерла в 1977 году в Москве, похоронена на Головинском кладбище.
Обширный архив Веры Смирновой — рукописи, письма, фотографии — хранится в РГАЛИ (Москва).
 

Польская Эвридика
Вера Смирнова: «Герои Эллады»


  1. 5
  2. 4
  3. 3
  4. 2
  5. 1

(2 голоса, в среднем: 5 из 5)

Материалы на тему