МЕДИАТЕКА

Анна Герман. Светит знакомая ЗвездаВ бесконечном ряду славных имён нашего Отечества — богатейшей и многоязыкой культуры России, на одном из первых мест имя любимой певицы миллионов — Анны Герман. Мы сочли своим долгом отразить эту Любовь созданием в интернете многофункционального литературно-музыкального портала об Анне Герман, одна из важных задач которого — впервые рассказать и подлинную историю её жизни и творчества. Этот проект редакция журнала «Сенатор» реализует в рамках своей деятельности на базе многофункционального интернетовского портала издания по истории и культуре народов России, популяризирующего знания о нашей стране и её людях для широкой отечественной и зарубежной аудитории. Материалы портала Анны Герман подкреплены не только «экспертным заключением» её близких родственников и членов семьи, но и архивными данными, официальными документами, воспоминаниями её друзей и коллег.
 

О портале

Карусель


Последние записи

ВЕРНИСЬ В СОРРЕНТО?

Портрет Анны ГерманМы не стали ждать окончания фестиваля. Пьетро предложил на другой день после обеда вернуться в Милан. По дороге туда мы завернули в маленький придорожный бар. Обслуживавшая нас девушка была в немалом затруднении, как умудриться подать нам заказанные блюда и в то же время не отводить глаз от телевизора — ведь подходил к концу второй день фестиваля. Только добравшись до Милана, мы узнали в гостинице, что победили Клаудио Вилла — Ива Дзаникки. До моего возвращения в Польшу мне предстояло осуществить три очень важных дела. Первое — участие в популярной телевизионной передаче «Семейные развлечения» («Ciocchi in famiglia»). Эту программу в Италии все очень любят и ждут, как у нас в Польше популярную передачу «Безупречная супружеская пара». Второе — собственная часовая программа по телевидению; мне предстояло исполнить шесть песен и вместе с Доменико Модуньо объявлять номера других артистов: моими гостями должны были быть «Folk-Studio Singers», Фред Бонгусто и сам Доменико Модуньо.
Третье — участие в развлекательной программе на швейцарском телевидении. Эту передачу предполагалось вести из телевизионного центра в Турине. Зося тоже поехала со мной в Турин, но цель её путешествия ограничивалась на этот раз чисто светскими обязанностями, ибо снимать программу телевидение не разрешало. Так что Зосе пришлось удовольствоваться осмотром города.
Сценарий был несложным и представлял собой, попросту говоря, отдельные номера, связанные либо моим выступлением, либо диалогом с Доменико Модуньо. Текст, который я должна была произнести в течение этого часа, я получила перед самым началом съёмок, так что ни о какой подготовке не могло быть и речи. Но дублей из-за меня делать не пришлось — на мой взгляд, благодаря доброжелательной атмосфере, которую старались создать как режиссёр со своим штабом ассистентов и помощников, так и операторы, ну и наконец, гости программы: Бонгусто, Модуньо, «Folk-Studio Singers». С Доменико Модуньо мы не только вели диалог, но в одном месте даже спели дуэтом сицилийскую песенку, которой он меня перед тем научил в коридоре. Очень весёлая, шуточная песенка о том, как вся семья любила есть цикорий. Модуньо держался очень непосредственно, раскованно, мило, по-товарищески — совсем так, как запомнился мне по фильмам и телевизионным передачам. Несмотря на то, что Модуньо — один из немногих певцов, которые на протяжении стольких лет занимают место в «первой десятке», он прежде всего нормальный, весёлый человек. А уж потом — «звезда». При этом не только знаменитый певец и композитор, но и весьма популярный театральный и киноактёр, создатель многих мюзиклов. К сожалению, мне не удалось увидеть нашу передачу, поскольку я была во время трансляции её в эфир уже дома, но позднее узнала, что её дважды повторяли по желанию телезрителей.

ВЕРНИСЬ В СОРРЕНТО?

Портрет Анны ГерманЯ успешно вышла в финал, и на другой день утром мы уже плыли обратно в Неаполь. Последний фестивальный вечер должен был состояться в огромном парке, окружающем виллу Флоридиана. На этот раз публики собралось порядочно. Приехало также несколько знаменитостей. Помню, конферансье объявил, что среди присутствующих находится известный киноактёр Витторио Гассман. Гассман привстал, с улыбкой раскланялся. Затем начался концерт.
На XV фестивале неаполитанской песни неожиданно победил Нино Таранто, актёр старшего поколения, который не столько спел, сколько станцевал шуточную песенку. Неаполитанцы, предпочитающие скорее лирические, мелодичные песни, в которых поётся главным образом о любви, о море и синих далях, с неудовольствием восприняли решение жюри.
Чувствую себя обязанной отметить, что выступление первой польки на неаполитанском фестивале снискало признание. Доказательством тому были многочисленные рецензии, где с похвалой говорилось о моем «истинно неаполитанском» стиле исполнения, а также — к великой моей радости и гордости — о «безупречном акценте прирождённой неаполитанки». Композитор и автор текста, сопровождавшие меня все время, пока продолжался фестиваль, тоже были довольны, что вручили мне свою песню.
Композитор, синьор Дженио Амато, пригласил нас к себе домой — торжественно отметить наши достижения. Я с тёплым чувством вспоминаю часы, проведённые в доме гостеприимных супругов Амато.
Сначала гостям представили всех детей по очереди — от самого маленького, ещё грудного малыша, который всего лишь две недели назад осчастливил мир своим появлением на свет, до самой старшей, двенадцатилетней девочки. Несмотря на то что половина из них ещё не вполне научились ходить, с первого взгляда было заметно, что в семье царят мир и согласие. Старшие дети без понуждения опекали младших, которые, отлично зная свои права и привилегии, тем не менее ими не злоупотребляли.

ВЕРНИСЬ В СОРРЕНТО?

Портрет Анны ГерманИтак, мы ехали по автостраде. Я много и громко говорила, не слишком даже себя к тому принуждая, поскольку вызванное концертом возбуждение держится обычно ещё довольно долго. Часа два после выступления я не могу расслабиться, не способна заснуть. Думала также, что тем самым не дам задремать Ренато и мы благополучно доберёмся до Милана. Но двадцатилетний организм усталого юноши, очевидно, стремился устранить все, что мешало ему уснуть и таким путём восстановить жизненные силы. Внезапно нас несколько раз подбросило, как если бы машина нарвалась на ухабы, вместо того чтобы скользить по гладкому, как зеркало, шоссе. Затем наступили тьма и тишина.
Однако до того я успела осознать грозящую нам опасность — скорее инстинктивно, ведь на размышления не было времени. Все свершилось за какую-то долю секунды. Я ощутила — отчётливо это помню — панический ужас при мысли о том, что могу заживо сгореть в машине.
Как раз неделю назад я прочитала сообщение о жуткой смерти французской актрисы, одной из знаменитых сестёр Дорлеак. Она погибла в горящей машине. И хотя я никогда не испытывала страха во время езды в машине (равно как болтанка в самолёте скорее меня забавляла), с того момента, как в прессе была опубликована эта страшная заметка, я начала опасаться. Чувство охватившего меня в ту минуту ужаса помню очень хорошо. Катастрофа произошла.
Утром нашу машину заметил ехавший по автостраде водитель грузовика. Она была разбита вдребезги, и лишь красный цвет кузова напоминал о её былой элегантности. Ренато не «вылетел» из машины, а я оказалась далеко от останков «Фиата», отброшенная какой-то страшной силой. Вызвали полицию. Нас привезли в больницу. К счастью, я были лишена способности ощущать боль, холод сырой земли в канаве, трудности транспортировки.
Я получила возможность сделать недельный перерыв в своей биографии. Состояние моё не являлось достаточно обнадёживающим, напротив того, даже возбуждало худшие опасения. Единственное, что можно и нужно было сделать, так это влить в мои вены чисто итальянскую кровь, взамен той, которая почти полностью вытекла из меня в канаве. Исправить остальное пока было нельзя. Следовало подождать. Впрочем, долгое время было неясно, не выберу ли я «свободу», сказав своим спутникам по земному пути «адью».

ПЕСНИ АННЫ ГЕРМАН

Анна Герман и её песни«Эхо Любви» (Е. Птичкин — Р. Рождественский)
«…В Москву Анна прилетела полтора месяца спустя — в начале декабря шли съёмки передачи «Песня 1977». Как оказалось, в этой программе ей предстояло исполнить две песни: «Когда цвели сады» и «Эхо любви» Евгения Птичкина и Роберта Рождественского.
Клавир последней песни Анна получила год назад — накануне последнего приезда в СССР по приглашению телевидения. Качалина писала, что песня предназначается для художественного фильма «Судьба», который ставит актёр и режиссёр Евгений Матвеев. Анне эта песня показалась очень печальной. Пожалуй, самой печальной из того, что ей приходилось петь до сих пор. Вероятно, она не рискнула бы исполнить её в концерте: уж слишком драматические ноты звучат в ней. Боялась сорваться в сентиментальность. Но песню эту она разучила быстро.
На следующий же день после того, как она прилетела, состоялась запись. На «Мелодию» приехал Птичкин, приехал и Евгений Матвеев. В студии разместился оркестр кинематографии, дирижёр взмахнул палочкой, и началась репетиция. Анна сняла туфли и стояла босиком перед микрофоном. Когда после записи она вышла из студии, то первое, что ей бросилось в глаза, — это изменившееся за полчаса лицо Матвеева. Оно как-то осунулось. На глазах блестели слезы.
— Извините, — оправдывался он. — Не смог сдержаться. Спасибо вам, Анечка, огромное!
Трудно сказать почему, но песню эту Анна явно недооценила. Она как-то забыла про неё — мол, сделала работу честно и добросовестно, и все. А песня пошла. Ещё не вышел на экраны фильм, ещё не было телевизионных передач, а были лишь радиопередачи, но «Эхо любви» полюбилось. Письма, как чуткий барометр, «регистрировали» успех, они шли и шли. Авторы писем просили, требовали ещё и ещё раз передать любимую песню.

ТЕТИДА НА ОСТРОВЕ СКИРОС

Доменико Скарлатти Анна Герман при жизни пользовалась безумной популярностью и всеобщей любовью народов всего Советского Союза. В плеяде исполнителей эстрадных песен она занимала исключительное место, и в Польше, и в Советском Союзе называли её «создателем новой исполнительской традиции»; а знатоки-музыковеды справедливо писали: «Анна Герман остаётся первой послевоенной исполнительницей, которой удалось возвести песню до вершин истинного искусства».
В представленном альбоме Анна Герман исполняет арии из оперы одного из самых известных итальянских композиторов, клавесинистов-виртуозов и органистов XVIII века Джузеппе Доменико Скарлатти (1685-1757) «Тетида на острове Скирос». Скарлатти знала вся музыкальная Европа, его советами пользовался Гендель и современное искусство обязано ему становлением такого музыкального жанра, как соната. За свою жизнь Доменико Скарлатти написал 555 сонат, много церковной музыки и около 20 опер, одну из которых «Тетида на острове Скирос» исполнила своим вдохновенным и проникновенным, трогающим за душу голосом Анна Герман. Певица этим доказала свою величайшую одарённость, которой подвластна не только эстрадная музыка, но и опера. «Тетида на острове Скирос» Доменико Скарлатти заиграла новыми красками в лучезарном и одухотворённом исполнении певицы.

АННА ГЕРМАН. ПРЕРВАННЫЕ ГАСТРОЛИ В CCCР

🔥 Анна Герман. Прерванные гастроли в СССР
...На этот вопрос не могла ответить бывший редактор фирмы «Мелодия» Анна Качалина: «Да я уже и не помню, столько лет прошло!». И даже один из самых близких друзей Анны Герман в Советском Союзе — журналист и общественный деятель Эстонии Антс Паю:
— Это было весной 1980 года, — говорил он в нашей беседе ещё в 1999 году (хотя мы с ним приятельствовали с 1994 года, однако он никогда не говорил, что дружил с Анной Герман!). — Но меня тогда не было в Москве, а её гастроли были недолгими: после её жалоб на боли, московские врачи обнаружили у нее рак. Ей предложили лечение в Москве, но она решила срочно поехать к себе домой, в Польшу. И, к сожалению, занялась самолечением. Затем еще поехала на гастроли в Австралию, которые тоже пришлось прервать...».
Анна Герман. Прерванные гастроли в СССР— А все началось с тревожного звонка Анны, — вспоминала Людмила Иванова во время нашей встречи. — «Что делать? Никого из врачей не знаю...». Я тогда решила позвонить Стасу Садальскому, который и помог мне устроить Анечку в больницу на консультацию… А когда она решилась на операцию, было уже поздно...

ЭДИТ ПИАФ… ГЛАЗАМИ ПРОЗРЕВШЕГО СЛЕПЦА

Королева шансона, французская певица Эдит ПиафФранцузская певица и актриса, ставшая всемирно знаменитой благодаря таким песням, как Non, je ne regrette rien, La Vie en rose, Hymne à l’amour, Mon légionnaire, La Foule, Milord, Tu es partout, Mon Dieu и L’Accordéoniste.

Настоящее имя Эдит Джоанна Гассьон, родилась 19 декабря 1915 года в Париже, в семье несостоявшейся актрисы Аниты Майяр, выступавшей на сцене под псевдонимом Лина Марса, и акробата Луи Гассьона. В начале Первой мировой войны он отправился добровольцем на фронт. Специально получил двухдневный отпуск в конце 1915 года, чтобы увидеть свою новорождённую дочь Эдит. По одной из версий, своё имя будущая певица получила в честь британской медсестры Эдит Кэвелл, расстрелянной немцами 12 октября 1915 года.

Через два года Луи Гассьон узнал, что жена его бросила, а дочь отдала на воспитание своим родителям. Условия, в которых жила маленькая Эдит, были ужасающими. Бабушке некогда было заниматься ребёнком, и она часто наливала внучке в бутылочку вместо молока разбавленное вино, чтобы та её не беспокоила. Тогда Луи отвёз дочь в Нормандию к своей матери, содержавшей публичный дом.

Потом выяснилось, что трёхлетняя Эдит совершенно слепа. К тому же оказалось, что в первые же месяцы жизни у Эдит начал развиваться кератит, но бабушка по материнской линии, видимо, этого просто не замечала. Когда никаких других надежд не оставалось, бабушка Гассьон и её девицы повезли Эдит в Лизье к святой Терезе, куда ежегодно собираются тысячи паломников со всей Франции. Поездку назначили на 19 августа 1921 года, а 25 августа 1921 года Эдит прозрела. Ей было шесть лет. Первое, что она увидела, — это клавиши пианино. Но глаза её так и не наполнились солнечным светом. Великий французский поэт Жан Кокто, влюблённый в Эдит, называл их «глазами прозревшего слепца».

Вскоре Эдит пошла в школу, окружённая заботами любящей бабушки, но добропорядочные обыватели не хотели видеть рядом со своими детьми ребёнка, живущего в публичном доме, и учёба для девочки очень быстро закончилась. Тогда отец забрал Эдит в Париж, где они стали вместе работать на площадях: отец показывал акробатические трюки, а его девятилетняя дочь пела. Эдит зарабатывала пением на улице до тех пор, пока её не взяли в кабаре «Жуан-ле-Пен».

ЛЕОНИД ТЕЛИГА — ПЕРВЫЙ ПОЛЯК-КРУГОСВЕТНИК

Леонид Телига на своей яхте "Опти"В 1960-е жители Польши, отрезанные от мира железным занавесом, затаив дыхание следили за удивительным путешествием на яхте. Леонид Телига, стоявший за штурвалом, не стремился побить рекорды, он просто любил море и парусный спорт...

В юности Леонид Телига зачитывался книгами великих путешественников, в том числе, польского мореплавателя генерала Мариуша Заруского. Телига был большим поклонником Джошуа Слокама, который в конце XIX века стал первым человеком, совершившим одиночное кругосветное плавание. Много лет спустя, после собственной одиночной кругосветки Телига описал свои впечатления в книге «“Опти” от Гдыни до Фиджи» («Opty od Gdyni do Fidżi»), в которой признавался, что мечта о путешествии вокруг света поселилась в его душе благодаря книгам Слокама: «Плавание капитана Слокама привлекло внимание всего мира, и прошли годы, прежде чем его подвиг повторили другие. Будучи харцером, увлеченным литературой о путешествиях, я обсуждал возможность такого рейса с моим братом и друзьями».

В 1967-1969 годах Леонид Телига в одиночку обошел вокруг света на своей яхте «Опти». Плавание принесло волнительную радость не только ему самому, но и всем переживавшим за его судьбу полякам. В то время Польша была одной из стран Восточного блока, от остального мира ее отделял железный занавес, поэтому кругосветный рейс Телиги стал для польских граждан возможностью узнать больше о далеких экзотических местах, например, о Фиджи и Барбадосе.

В январе 1969 года Телига, находясь в городе Папеэте, столице Французской Полинезии на острове Таити, дал интервью Польскому радио, из которого слушатели почерпнули любопытные сведения о местной кухне. Яхтсмена спросили, какие таитянские блюда стоило бы ввести в польскую кухню: «Разумеется, сырую рыбу с лимоном и салатом, рекомендую совершенно серьезно, обязательно опубликую рецепт в прессе», — ответил Телига.

Хотя коммунистические власти пытались использовать народный интерес к кругосветке Телиги в собственных пропагандистских целях, это путешествие было по сути частной инициативой и стало возможным не благодаря государственной поддержке, а сильной любви одного человека к парусному спорту. Телига построил яхту «Опти» на собственные деньги, без какого-либо финансирования извне. Власти лишь усложняли ему жизнь, в частности, разрешили ему взять с собой в путешествие только два килограмма книг — анекдот, лишний раз иллюстрирующий весь абсурд коммунистического режима.

ПРОСТЫЕ ИСТИНЫ АННЫ ГЕРМАН

Анна Герман в СамаркандеГоворят, что талант — это умение удивляться. Иные считают, что талант — это труд, помноженный на настойчивость, упорство и терпение. Но талант — это еще и мужество, добавляют другие. В начале шестидесятых годов дошли до нас песни французской певицы Эдит Пиаф, чей трагический гений увековечен грамзаписью и нашей памятью. Вулканический, огненный темперамент певицы бился в её песнях, пронизанных горечью, тоской и отчаянием перед неизбежным. Вся её жизнь в искусстве — это неутомимая, нескончаемая борьба гордого одиночки за свое достоинство, радость, счастье, любовь. Певица жизнью и талантом своим боролась за право быть счастливой в этом жестоком и яростном мире. Эдит погибла в этой борьбе — не сломленная, не покорившаяся недугу, явив своей жизнью в искусство пример мужества и стойкости. Эдит Пиаф и Анна Герман... До определенного времени творческая судьба молодой польской певицы не вызывала никаких аналогий с судьбой знаменитой француженки. Если раньше имя Анны Герман означало большой талант, несомненный успех, то теперь о ней, так же как об Эдит Пиаф, нужно говорить, как о человеке несгибаемой воли, мужества, большой силы духа.

ЕВГЕНИЙ МАТВЕЕВ: «КОГДА ПЕЛА ГЕРМАН, ОРКЕСТР ПЛАКАЛ!»

Анна Герман20 лет назад оборвалась жизнь любимой многими певицы.
Ещё 10 лет назад, в начале 2000-х, о певице Анне Герман даже не вспоминали — в моду вошли другие песни. Да и на гребне популярности польскую звезду воспринимали как одну из многих — благо в Союзе и своих было достаточно. И даже телезапись знаменитой «Надежды» на студии размагнитили, записав на плёнку другие голоса и песни, ныне всеми забытые. А такой, как Герман, больше нет.
На недавний вечер её памяти в Политехническом музее попали не все — поклонникам творчества Анны не хватило билетов.