fbpx

ЛЕОНИД ТЕЛИГА — ПЕРВЫЙ ПОЛЯК-КРУГОСВЕТНИК

Вступление

Польша

Первый польский моряк-кругосветник Леонид Телига

В начале Второй мировой войны Телига, сражаясь за Польшу, был ранен, затем оказался в Советском Союзе, участвовал в эвакуации по морю осажденного немцами Ростова-на-Дону. В 1942 году вступил в «Армию Андерса» (польские военные формирования, созданные в СССР из освобожденных из заключения польских солдат) и вместе с ней добрался до Великобритании. Пройдя специальную подготовку, стал воздушным стрелком в 300 эскадрилье Польских воздушных сил в Великобритании и участвовал в бомбардировках Германии. После войны Телига изучал английский язык в Кембридже, а в 1947 году вернулся в Польшу...

Текст статьи

Леонид Телига на своей яхте "Опти"В 1960-е жители Польши, отрезанные от мира железным занавесом, затаив дыхание следили за удивительным путешествием на яхте. Леонид Телига, стоявший за штурвалом, не стремился побить рекорды, он просто любил море и парусный спорт...

В юности Леонид Телига зачитывался книгами великих путешественников, в том числе, польского мореплавателя генерала Мариуша Заруского. Телига был большим поклонником Джошуа Слокама, который в конце XIX века стал первым человеком, совершившим одиночное кругосветное плавание. Много лет спустя, после собственной одиночной кругосветки Телига описал свои впечатления в книге «“Опти” от Гдыни до Фиджи» («Opty od Gdyni do Fidżi»), в которой признавался, что мечта о путешествии вокруг света поселилась в его душе благодаря книгам Слокама: «Плавание капитана Слокама привлекло внимание всего мира, и прошли годы, прежде чем его подвиг повторили другие. Будучи харцером, увлеченным литературой о путешествиях, я обсуждал возможность такого рейса с моим братом и друзьями».

В 1967-1969 годах Леонид Телига в одиночку обошел вокруг света на своей яхте «Опти». Плавание принесло волнительную радость не только ему самому, но и всем переживавшим за его судьбу полякам. В то время Польша была одной из стран Восточного блока, от остального мира ее отделял железный занавес, поэтому кругосветный рейс Телиги стал для польских граждан возможностью узнать больше о далеких экзотических местах, например, о Фиджи и Барбадосе.

В январе 1969 года Телига, находясь в городе Папеэте, столице Французской Полинезии на острове Таити, дал интервью Польскому радио, из которого слушатели почерпнули любопытные сведения о местной кухне. Яхтсмена спросили, какие таитянские блюда стоило бы ввести в польскую кухню: «Разумеется, сырую рыбу с лимоном и салатом, рекомендую совершенно серьезно, обязательно опубликую рецепт в прессе», — ответил Телига.

Хотя коммунистические власти пытались использовать народный интерес к кругосветке Телиги в собственных пропагандистских целях, это путешествие было по сути частной инициативой и стало возможным не благодаря государственной поддержке, а сильной любви одного человека к парусному спорту. Телига построил яхту «Опти» на собственные деньги, без какого-либо финансирования извне. Власти лишь усложняли ему жизнь, в частности, разрешили ему взять с собой в путешествие только два килограмма книг — анекдот, лишний раз иллюстрирующий весь абсурд коммунистического режима.

Леонид Телига очень рано увлекся парусным спортом, но первый курс морского дела в Ястарне на Балтийском море он сумел пройти лишь в двадцатилетнем возрасте. До этого поляк, родившийся 28 мая 1917 года в российском городе Вязьма (его семья вернулась в Польшу после обретения независимости, когда Леониду было всего два года), пошел в армию, потому что не мог позволить себе учебу в университете. За армией последовало обучение в военном училище.

Леонид Телига - кругосветник, первый польский мореплавательВ начале Второй мировой войны Телига, сражаясь за Польшу, был ранен, затем оказался в Советском Союзе, участвовал в эвакуации по морю осажденного немцами Ростова-на-Дону. В 1942 году вступил в «Армию Андерса» (польские военные формирования, созданные в СССР из освобожденных из заключения польских солдат) и вместе с ней добрался до Великобритании. Пройдя специальную подготовку, стал воздушным стрелком в 300 эскадрилье Польских воздушных сил в Великобритании и участвовал в бомбардировках Германии. После войны Телига изучал английский язык в Кембридже, а в 1947 году вернулся в Польшу.

Его жизнь по-прежнему была полна событий, но, к счастью, воевать ему больше не пришлось. Телига писал рассказы, репортажи, переводил книги и некоторое время сотрудничал с Министерством иностранных дел ПНР, где ему пригодилось знание английского и русского языков. Он ездил в Лаос в качестве польского представителя комиссии ООН. В Гдыне преподавал морское дело и ходил на рыбацких суднах в далекие моря. До 1963 года служил в Риме корреспондентом Польского информационного агентства. А затем начал готовиться к главному путешествию всей своей жизни — одиночному плаванию вокруг света.

Деньги, заработанные за границей, позволили Леониду построить собственную яхту — задача не из легких, учитывая враждебное отношение коммунистического режима к частным инициативам. В то время трудно было раздобыть даже самое необходимое — например, дерево и веревки, не говоря уже о том, что государственная судоверфь в Щецине отказалась сконструировать для Телиги судно.

Из-за всех этих сложностей строительство лодки заняло гораздо больше времени, чем планировалось. Хотя справедливости ради следует сказать, что желающих помочь тоже нашлось немало: от доброжелателей Телига получил в подарок карты и провизию, а Польский флот снабдил его аптечкой.

В итоге яхту собрали на маленькой судоверфи в Гдыне под личным руководством конструктора. В ее основу легла несколько улучшенная модель «Морской конек» («Konik Morski»), придуманная инженером Леоном Тумиловичем еще до войны. Яхта, получившая название «Опти» (сокращение от польского слова «optimism») имела 9.85 метров в длину и 2.75 метров в ширину, у нее был деревянный корпус, мотор, две деревянные мачты и парус площадью 43 квадратных метра.

Несмотря на все усовершенствования, на момент регистрации в конце 1966 года яхта конструктивно устарела. Многие недостатки, например, отсутствие механизма автоуправления (авторулевого), были следствием ограниченных финансовых ресурсов Телиги.

Когда Телиге наконец разрешили покинуть Гдыню на борту «Опти», он не смог этого сделать — яхта была не готова к суровой осени на Балтийском море. По этой причине в декабре «Опти» транспортировали на борту судна большего размера в Марокко, где условия позволяли ей выйти в море. Польские океанские линии пришли на помощь яхтсмену, организовав перевозку. 25 января 1967 года после стандартной подготовки Леонид Телига вышел из порта Касабланки и направился в сторону Канарских островов, начав таким образом свое кругосветное плавание.

Но грандиозное начало омрачалось тем, что с самого первого дня рейса Телига испытывал сильные боли в пояснице. Лекарства и солнечные ванны (Леонид считал, что всему виной влажность в протекающей рубке) не приносили облегчения. Ему пришлось терпеть боль на протяжении всего путешествия. К счастью, яхта в море показала себя отлично, пускай была и не слишком удобна.

Добравшись до Канарских островов, Телига решил перекрасить судно из-за того, что деревянный корпус все время обрастал водорослями и ракушками.

Однако эта вынужденная пауза (как, впрочем, и будущие) мало беспокоили мореплавателя.

Польский яхтсмен не ставил себе цель побить мировой рекорд скорости. Это было неторопливое путешествие, в ходе которого Телига наслаждался экзотическими местами, где ему довелось побывать. Он получал от путешествия истинное удовольствие. Лишь в марте он покинул Канары и пересек Атлантический океан, оказавшись в Барбадосе. «Опти» прекрасно справилась с штормами, которые выпали на ее долю уже в самом начале пути.

Благодаря отсутствию спешки Телига повстречал многих интересных людей. Так, в Барбадосе он познакомился с местным стоматологом, который в обмен на свои услуги попросил поляка присылать ему открытки из каждого порта. Позже, на Фиджи, Телига встретил Кшиштофа Стажинского, племянника Стефана Стажинского, отважного мэра Варшавы, убитого нацистами в годы Второй мировой войны. Телига даже гостил в доме Кшиштофа и его жены-меланезийки.

Конечно, не везде Телигу встречали с улыбкой. После остановки на Антильских островах ему пришлось две недели ждать разрешения пройти Панамский канал: яхтсмен-одиночка из соцстраны неминуемо вызывал подозрения у местных властей. Он все-таки добрался до побережья Тихого океана, два месяца ждал австралийскую визу, но, так ее и не получив, отправился на Галапагосские острова.

Примерно в это же время Телигу настигла популярность в Польше. Его кругосветное плавание подробно освещали телевидение и радио, что было сродни глотку свежего воздуха для многих заложников коммунистического режима.

Путешественник провел на Галапагосах всего месяц, там он чудом избежал столкновения со скалами, успев проснуться в последнюю минуту (мореплаватели-одиночки спят, когда яхта устойчиво лежит на курсе). В конце октября Телига направился к Таити. Он прибыл туда как к раз в канун Нового года, сделав лишь короткую остановку на Маркизских островах.

На Таити Телига задержался на три с лишним месяца. Он изучал остров, а параллельно конструировал механизм автоуправления. Корпус яхты обновили и заново покрасили, так как после столкновения с плавающей пальмой на нем появились царапины, а к тому же завелись корабельные черви (моллюски-древоточцы). 7 марта 1967 года Телига отправился на остров Бора-Бора, где посетил могилу прославленного французского мореплавателя Алена Жербо, после чего взял курс к берегам Фиджи.

Леонид Телига на борту своей яхты «Опти»Телига так и не получил ни австралийскую, ни южноафриканскую визу, поэтому он решил пройти весь путь от Фиджи до Дакара без заходов в порты. Путешественник запасся всем необходимым и тщательно подготовил яхту. 29 июля Леонид вышел в море и без особых проблем пересек южную часть Тихого океана. Но в Индийском океане его ждали непредсказуемые ветра, направление ветра часто менялось, поэтому мореплаватель прикладывал огромные усилия, чтобы не сбиться с курса.

Но даже это не шло ни в какое сравнение с тем, что вскоре произошло в Атлантическом океане. Там, в последний день 1968 года, во время шторма сломалась бизань-мачта. Вот как это описывал сам Телига: «(…) Я услышал резкий звук, а затем еще один: правый стальной вант бизань-мачты болтался как струна, мачта с треском наклонилась. Ветер неистовствовал еще минуты три».

Телига убрал обломки с палубы и продолжил свой путь, несмотря на сломанную мачту. В Дакар он прибыл 9 января 1969 года, проведя в море в одиночестве 165 дней подряд — на тот момент это был мировой рекорд.

В Дакаре Телига отправил свою яхту на ремонт и отправился в больницу сам — боли в спине усилились. Он взял небольшой тайм-аут, но уже в конце марта покинул Дакар. 5 апреля 1969 года мореплаватель завершил свое кругосветное плавание — он пересек тот самый первый отрезок пути до Канарских островов, с которого начал кругосветку 2 года 13 дней и 12 часов назад. На Канарах яхтсмен пробыл совсем недолго и 29 апреля добрался до Касабланки. Его путешествие было окончено.

Телига прилетел в Варшаву, где у него вскоре обнаружили рак. Теперь было ясно, что он сражался не только с океаном, но и с серьезной болезнью, и эта борьба отняла у него слишком много сил. Увы, первый кругосветный рейс оказался для Леонида Телиги последним великим путешествием: он умер 21 мая 1970 года в возрасте 52 лет, меньше чем через год после окончания своего невероятного плавания.

Телига успел выпустить две брошюры. Первая — это уже упомянутая «“Опти” от Гдыни до Фиджи», а вторая «“Опти”от Фиджи до Касабланки». Кроме того, Телига начал работу над книгой «Одиночный рейс “Опти”» («Samotny Rejs Opty»), но закончил ее брат Леонида Станислав (книга вышла лишь в 1973 году). Яхту «Опти» перевезли в Польшу, и сегодня она выставлена в Центре консервации затонувших кораблей при Национальном морском музее в городе Тчев. В знаменитом польском портовом городе Гдыня Леониду Телиге установили памятник.

Наверное, самому путешественнику это бы понравилось. Вернувшись в Польшу, Телига дал интервью Польскому радио, в котором рассказал о том, что ему довелось увидеть во время своего кругосветного плавания: «Это было словно войти в великолепную галерею искусств, где выставлены замечательные картины, не все реалистические, некоторые весьма сюрреалистические. (…) Действительно превосходный эстетический опыт, и от этого, как и от многого другого, я получал огромное удовольствие во время моего путешествия. Скучать не приходилось никогда».


  1. 5
  2. 4
  3. 3
  4. 2
  5. 1

(2 голоса, в среднем: 5 из 5)

Материалы на тему