ГЕРОИ ЭЛЛАДЫ | Страница 2 из 12 | Анна Герман

ГЕРОИ ЭЛЛАДЫ — 2

Вступление

детская писательница, литературный критик и мемуаристка,
автор популярных детских книг «Герои Эллады» и «Девочки».
Сестра театрального режиссёра Александры Смирновой-Искандер.

Мифы Древней Греции, эти народные сказания, пришедшие к нам из далёкой древности, полны поэзии и глубокого смысла. Пересказала для детей эти мифы писательница Вера Васильевна Смирнова. В книге дан краткий пересказ основных древнегреческих мифов: Аргонавты, Персей, Дедал и Икар, Тезей, Орфей и Эвредика, Геракл.

Текст статьи

Герои Эллады. Язон стал собираться в опасный и трудный путь.
Чтобы переплыть три моря и добраться до Колхиды, нужен был большой корабль, быстроходный и прочный, какого ещё не было в Греции. А чтобы совершить далёкое путешествие на большом корабле и силой или хитростью добыть золотое руно, Язону нужны были отважные и сильные товарищи — моряки и воины.
Полный раздумья, отправился Язон в Пелионский лес — искать дерево, которое могло бы стать основанием для его корабля. Скоро у подножия горы нашёл он огромную сосну и принялся рубить её. Вдруг он услышал звучный голос:
— Я помогу тебе, Язон. У тебя будет корабль, какого ещё не бывало у людей. Я дам тебе в товарищи лучших героев Греции и сама поведу вас сквозь бури и туманы, и ты добудешь золотое руно.
Язон узнал голос, благодаривший его за услугу, когда он перенёс через поток старуху.
Это была сама богиня Гера, жена великого Зевса, которая решила помочь Язону. Она приказала ему доверить постройку корабля иолкскому строителю Аргу и упросила дочь Зевса Афину Палладу, покровительницу учёных и ремесленников, руководить работой.
А пока строился корабль, Язон объехал всю Грецию, собирая себе спутников для дальнего плавания.
 

3. ОТПЛЫТИЕ

Из большой Пелионской сосны, срубленной Язоном, сделали основание корабля. Приделали ему сосновые рёбра, скрепили их толстыми брёвнами; на них настлали палубу. Обшили корабль досками; в борту сделали круглые отверстия для вёсел и обшили их кожей. Посреди корабля поставили высокую, тонкую сосну с перекладинами и на них укрепили холщовый парус. В корму корабля вставили кусок священного дуба из рощи Додонской. Этот дуб был волшебный: в шелесте его листьев люди могли слышать свою судьбу. Строители корабля надеялись, что этот кусок Додонского дуба укажет мореплавателям, что им делать в трудный час. На носу корабля вырезали из дерева прекрасную, голову богини Геры, покровительницы отважных путешественников, и покрыли её золотом: пусть сияет и блещет она впереди корабля, пусть издалека видят все, что сама Гера ведёт корабль Язона.
Много времени прошло, пока наконец был построен корабль, осмолён, оснащён и спущен на воду.
И вот настал день, когда в гавани Иолка встал у причала чудо-корабль, лёгкий на ходу, устойчивый на волнах, окрылённый парусом, быстрый и красивый. Его назвали «Арго» — в честь мастера, построившего его.
Шумно и весело было в Иолке. Пятьдесят отборных греческих юношей, цвет и сила всей Греции, съехались сюда, чтобы на «Арго» отправиться в далёкую Колхиду за золотым руном. Здесь были: могучий Геракл со своим юным другом Гиласом, братья-близнецы Кастор и Полидевк, никогда не разлучавшиеся, братья Пелей и Теламон из Фессалии, афинский царь Эгей, Лаэрт — царь острова Итаки, юный Адмет — родственник Язона, силач Идас и мудрый Амфиарай, умевший угадывать будущее; пришёл со своей кифарой знаменитый греческий певец Орфей; прилетели на могучих крыльях два сына бога ветра Борея — Калаид и Зет. И много других героев собралось в назначенный день в Иолке. Главным в походе был Язон, кормчим корабля — искусный и опытный моряк Тифис, его помощником — дальнозоркий Линкей, который видел всё, даже глубоко под землёй. Распределили места для гребцов, а на кормовое весело назначили двух самых сильных — Геракла и Анкея. Погрузили на «Арго» запасы еды, вина и пресной воды, чтобы не было в пути недостатка в питье и пище.
Последнюю ночь аргонавты — так называли они себя — провели на берегу моря, около своего корабля. Они пировали, слушали рассказы бывалых людей и чудесные песни Орфея и долго не могли уснуть.
Когда же занялась заря, Тифис поднял всех: пора было взойти на корабль. Гребцы сели на вёсла, кормчий стал у руля.
Язон налил полную чашу вина.
— За счастливое плавание! — воскликнул он и вылил вино в море — таков был обычай моряков перед отплытием.
Гребцы налегли на вёсла, и «Арго» понёсся по тихому заливу.
За Пелионским мысом, выйдя в открытое море, аргонавты поставили парус. Дул попутный ветер, и лёгкий корабль быстро поплыл вдоль гористых берегов Фессалии.
Вот кони Гелиоса вынесли на небо солнечную колесницу — взошло солнце. Радостными криками приветствовали аргонавты первый день своего плавания. Небо было безоблачно, море спокойно. Сердца были полны ожидания и надежды, верной спутницы мореходов.
Зазвенели золотые струны, и сильный голос Орфея заглушил плеск волн за бортом корабля.
Услышав песню Орфея, на поверхность моря выплыли дельфины и рыбы и поплыли за «Арго», как стадо, послушно идущее за пастухом.
 

4. НА ОСТРОВЕ ЛЕМНОС

Аргонавты долго плыли вдоль берегов Греции, потом обогнули последний выступ Халкидского полуострова и вышли в широкое море.
Однажды вечером они увидели впереди на море огненно-красный остров. Сначала они подумали, что это заходящее солнце так окрасило высокие горы на острове. Но пришла ночь, всё потемнело вокруг, а неведомый остров словно пылал в темноте перед ними, и чем ближе подплывал к нему «Арго», тем ярче было зарево. Вдруг из вершины горы, возвышавшейся над островом, вырвался столб огня, поднялся высоко в небо и с шумом и треском, рассыпая миллионы искр и раскалённых камней, обрушился в море.
Аргонавты столпились на палубе, любуясь величественным зрелищем, и спрашивали друг друга, что значит этот пожар среди моря.
Наступило утро, и огонь на острове погас, только густой дым шёл из горы, как идёт дым из трубы, когда в доме топится печь.
«Арго» приблизился к берегу. Чтобы волны не унесли корабль, аргонавты спустили на дно — оно было здесь неглубоко — большой камень, обвязанный крепким канатом. Другой такой канат был укреплён на корме: конец его сбросили на берег, и один из гребцов зацепил его за выступ скалы и завязал узлом.
Медленно сходили на берег аргонавты. Страшно было ступать на землю, внутри которой таился огонь: она казалась им горячей и зыбкой. Осмотревшись, они увидели вдали городские стены и направились к городу, чтобы узнать, как зовётся этот остров и что за люди здесь живут.
Прибытие аргонавтов было уже замечено в городе: едва они отошли от берега, где остановился «Арго», как из городских ворот появился большой вооружённый отряд и, грозно подняв оружие, двинулся им навстречу.
Аргонавты на всякий случай тоже построились в боевой порядок и приготовились к бою. Но дальнозоркий Линкей вдруг засмеялся и сказал:
— Остановитесь, друзья, опустите ваши мечи и копья: это женщины.
В самом деле, это были женщины в военных доспехах и с оружием в руках.
Аргонавты остановились и с удивлением рассматривали необыкновенных своих противников. Увидев, что пришельцы не собираются нападать на них, женщины тоже остановились и, посоветовавшись между собой, выслали вперёд вестницу — узнать, что это за люди и зачем они высадились на острове.
Аргонавты сказали, что путь их лежал мимо острова, что они не замышляют ничего дурного, и просили разрешения осмотреть чудесный остров и запастись пищей и водой.
От вестницы они узнали, что это был остров Лемнос.
Здесь, в огнедышащей горе Мосихл, была кузница бога Гефеста, вечно горел священный огонь в горне. А когда у божественного мастера было особенно много работы и его одноглазые подмастерья — циклопы — сильно раздували огонь, искры летели высоко в небо и весь остров дрожал и сотрясался от подземных ударов могучего молота. Отсюда когда-то унёс титан Прометей маленькую искру, чтобы подарить людям огонь.
С удивлением узнали аргонавты, что на острове совсем нет мужчин.
В городе жили одни женщины; сами работали в поле и в мастерских, выполняли всякую мужскую работу. Охранять остров от нападений должны были тоже женщины.
Управляла этим женским царством молодая царица Ипсипила.
Когда вестница передала ей просьбу аргонавтов, царица велела всем женщинам собраться на площади, где они обычно обсуждали свой дела, и сказала:
— Милые сестры! Дадим чужеземцам хлеба, плодов и сладкого лемносского вина. Отнесём им на корабль наши подарки. Но пусть они скорее уплывают прочь, пусть не входят в наш город. Они могучи, эти чужеземцы, и мы не знаем, что у них на уме.
Но старая нянька царицы, седая Поликсо, возразила на это:
— Посмотрите на меня: я седая, я старая, я скоро умру. Когда старухи умрут, а молодые состарятся, кто будет впрягать быков в ярмо и пахать землю, и сеять хлеб, и срезать колосья в поле? Кто охранит город от нападения воинственных соседей и вас от тяжёлого рабства? Кто починит старый дом и построит новый? Кто будет жить после нас? Сами боги послали нам этот корабль и на нём пятьдесят отважных и сильных героев. По всему видно, что это не злые люди. Послушайтесь моего совета: позовите их к себе жить, пусть они останутся на Лемносе, пусть правят городом, пусть выберут себе жён и жёны родят детей, пусть станут пришельцы вам родными и будут вашей опорой во всяком деле и защитой от всех врагов.
Так говорила старая Поликсо, и женщины, подумав, согласились с ней. Живо запрягли коней в колесницу, нагрузили её корзинами с плодами и кувшинами с вином и послали вестницу к аргонавтам — передать им дары и пригласить их на пир к царице Ипсипиле.
Аргонавты с радостью приняли приглашение, разоделись в лучшие свой одежды и отправились в город. Только Геракл с юношей Гиласом, Амфиарай и певец Орфей остались сторожить корабль.
Приветливо встречали женщины героев на улицах города, широко открывали перед ними двери.
Язона отвели во дворец царицы, и она сказала ему:
— Мы рады тебе и твоим товарищам. Будьте гостями у нас на празднике. Прославим владыку нашего острова божественного Гефёста и жену его — богиню Афродиту!
Аргонавты разошлись по всему городу, и начался весёлый пир.
Во время пира царица сказала Язону:
— Видишь, как прекрасен наш остров, как обильна наша земля. Полюби эту землю и, если хочешь, останься с нами, живи в этом дворце и будь царём в нашем городе. И товарищам своим прикажи остаться на Лемносе.
— Царица, — сказал Язон, — благодарю за ласковый приём, за доброе слово, но я не могу остаться и быть царём на Лемносе, как ни прекрасен твой остров и твой город. Мой путь далёк и долог, и я должен исполнить то, что обещал. Я должен добыть золотое руно.
Но опечаленная царица глядела на Язона так ласково, и так весело звучали песни в городе, и так беззаботно плясали красивые девушки на площадях и перекрёстках, а старая Поликсо так добродушно ворчала: «Куда торопиться? Зачем спешить за гибелью? Пусть опасность сама ищет героя…»
Пиры сменялись пирами. Проходили часы, и дни, и ночи, а аргонавты и не думали возвращаться на свой корабль.
Долго ждал их Геракл, наконец отправился сам в город и стал бранить своих беспечных товарищей:
— Для того разве построен наш «Арго», чтоб волны били его о лемносский берег? Для того разве собирал нас Язон со всей Греции, чтоб пировать в гостях у женщин? Попутный ветер толкает корму «Арго», сильно натянут причальный канат, вот-вот оборвётся. Кто не хочет быть неженкой и нахлебником у женщин — вперёд, в путь за золотым руном! В путь, аргонавты!
Пристыжённые, словно с похмелья, собрались снова вместе аргонавты и стали готовиться к отъезду.
Лемносские женщины принесли им на корабль всего, чем богат был остров, и плакали, провожая героев, потому что успели уже их полюбить и не хотели расставаться с ними.
— Желаем вам счастья и в плавании и в вашем опасном деле, — сказала Язону, царица Ипсипила и тихо прибавила: — Если ты добудешь золотое руно и захочешь вернуться на Лемнос, я отдам тебе город, и власть, и свою любовь. Помни обо мне.
Но слезы были у неё на глазах, потому что она предчувствовала, что аргонавты никогда не вернутся на Лемнос.
Геракл поднял со дна камень, удерживавший на волнах корабль. Отвязали от лемносской скалы причальный канат, и, свернувшись змеей, он послушно лёг у ног кормчего.
Гребцы были все на местах.
Язон дал знак — враз взлетели вёсла, и «Арго» снова двинулся в путь.
 

5. МЕДВЕЖЬЯ ГОРА

Аргонавты плыли прямо на Восток и долгое время ничего не видели вокруг, кроме моря и неба. Потом впереди показался берег. Между двумя грядами невысоких прибрежных холмов засинела узкая полоса пролива. Волны с шумом теснились в проливе, и белая пена билась у берегов.
Аргонавты приближались к тому месту, где утонула Гелла, упав с золотого барана.
— Геллеспонт! — сказал кормчий Тифис.
Быстроходному, лёгкому «Арго» не страшны были ни водовороты, ни быстрое течение, и аргонавты долго плыли по узкому, длинному проливу, с любопытством разглядывая близкий берег. Миновав пролив, они решили сделать остановку, прежде чем плыть через Пропонтиду — второе море, которое лежало на их пути. Они приблизились к берегу.
Перед ними была низкая зелёная равнина, покрытая сочной травой. Море глубоко вдавалось в эту равнину и образовало тихий залив. Узкая дорожка, словно земляной мостик, шла вверх, на высокую тёмную крутую гору, похожую на большого взъерошенного медведя.
Тихо и мирно было всё на берегу. Стадо жирных овец бродило по пастбищу; у самого моря сушились на солнце рыбачьи сети.
Аргонавты направили свой корабль в залив, нашли удобное место и причалили. Люди, жившие на берегу, встретили их приветливо. Это были долионы, простодушное и мирное племя.
Долионы рассказали аргонавтам, что ведут свой род от бога морей Посейдона, что Посейдон — их покровитель и защитник от всех врагов. Они показали на высокую гору, нависавшую над заливом, и сказали, что это Медвежья гора. На ней живут шестирукие великаны; они могучи и свирепы, но боятся Посейдона и потому не трогают долионов.
Скоро явился на берег и царь долионов. Он был очень молод, почти мальчик, безусый и нежный. Его звали Кизик, как и землю, на которой он царствовал. Кизик почтительно приветствовал героев и пригласил их на пир. Пир был очень прост — зажарили самых жирных баранов из царского стада и принесли плодов и вина. Юный царь был весел, повёл гостей на Медвежью гору — посмотреть на море, рассказал им, как лучше плыть, показал им свои луга и сады и подарил десяток лучших овец на дорогу.
Переночевав у гостеприимных долионов, аргонавты на следующее утро собрались в путь, простились с Кизиком и взошли на корабль.
Вдруг огромные камни словно сорвались с Медвежьей горы, полетели в воду около «Арго»; послышался дикий рёв, и путешественники увидели великанов. Они были вышиной с молодую сосну, и у каждого, как сучья у дерева, торчали шесть длинных рук: две, как у людей, — от плеч, две у пояса и ещё две по бокам. Великаны с шумом выворачивали камни из горы, отрывали целые скалы и бросали в залив, чтоб загородить выход кораблю в открытое море. Каменные глыбы обрушивались в воду, грозя раздавить «Арго». Долионы в страхе разбежались, попрятались, и сами аргонавты смутились. Тогда Геракл схватил свой лук и, став на носу, начал поражать великанов стрелами. Один за другим, как подрубленные под корень деревья, падали великаны с горы в море. Прикрывшись щитами от камней и осколков, аргонавты сошли на землю и вступили в бой с шестирукими. Великаны были перебиты, и, оставив их поживой для рыб и птиц, аргонавты отплыли от Кизика.
Весь день «Арго» быстро плыл, удаляясь от Медвежьей горы. Когда наступил вечер и корабль был уже далеко от берега, в открытом море вдруг поднялся сильный ветер. Обрадовавшись ветру, аргонавты поставили паруса и легли спать, не заметив, что ветер был обратный. Ночью буря пригнала их назад к Кизику, но в темноте они не узнали места и подумали, что это какая-то новая страна на их пути. Они пристали к берегу и сошли на землю, грозно бряцая оружием.
Долионы в ночной тьме тоже не узнали аргонавтов. Услышав плеск вёсел и звон мечей, они подумали, что это морские разбойники, воспользовавшись бурной, тёмной ночью, напали на Кизик. Мечами и копьями встретили теперь долионы своих вчерашних гостей. До рассвета шёл на берегу жестокий бой. Аргонавты были опытнее в бою и сильнее, и множество долионов было убито. Сам юный царь был насмерть поражён метким копьём Язона.
Когда же рассвело и стало ясно видно всё вокруг, противники с ужасом увидели, что в темноте ночи они сражались с друзьями.
Три дня и три ночи оплакивали аргонавты и долионы свою ужасную ошибку и гибель юноши царя. Его похоронили на берегу моря и на могиле насыпали высокий холм. И долго стоял этот высокий холм, и моряки с кораблей, входящих в гавань, сразу узнавали то место.
 

6. ССОРА НА КОРАБЛЕ

Смутно стало на сердце у аргонавтов после злой шутки, которую сыграл с ними ветер. В молчании выполнял каждый свою дневную работу; не слышно было на корабле ни смеха, ни шуток, ни рассказов бывалых моряков. И Орфей не пел больше песен.
И море было неспокойно. Порывистый ветер всё время менялся, сердито дул и гнал корабль то в одну, то в другую сторону. Трудно было кормчему вести корабль, и большие волны мешали гребцам. Медленно двигался вперёд «Арго».
Вдруг сломалось весло у Геракла и мгновенно было унесено течением, только палка осталась в руках у героя. С досадой швырнул он обломок в сердитые волны и покинул своё место среди гребцов.
Язон сказал кормчему:
— Правь к берегу! Мы устали бороться с волнами, нужен отдых. И Гераклу нужно новое весло. Он найдёт его в лесу на берегу. Пристанем к земле!


  1. 5
  2. 4
  3. 3
  4. 2
  5. 1

(2 голоса, в среднем: 5 из 5)


Материалы на тему



Футер


    Литературно-музыкальный портал Анна Герман       К 70-летию Победы: пятилетняя Марина Павленко – участница III МТК «Вечная Память» (песня «Прадедушка»)       Царь-освободитель Александр II       Театр песни Анны Герман: фильмы и концерты       Джульетта - Оливия Хасси       ЕКАТЕРИНА ВТОРАЯ - ЕКАТЕРИНА ВЕЛИКАЯ       Белый генеарл - генерал Михаил Скобелев       Публицистика | Литературно-музыкальный портал Анна Герман       Валентина Толкунова - СЕНАТОР       Владимир Васильев и Мир Балета       Орфею ХХ века МУСЛИМУ МАГОМАЕВУ       Грязная ложь КОМСОМОЛЬСКОЙ ПРАВДЫ       ПРОРОЧЕСТВО ДОСТОЕВСКОГО       Анастасия Цветаева | Литературно-музыкальный портал Анна Герман       Официальный видеоканал Марины Павленко       Они стали светилами для потомков       Ирина Бокова: «Образование — залог устойчивого развития мира!»