НЕИЗВЕСТНАЯ АННА ГЕРМАН | Страница 9 из 9 | Анна Герман

НЕИЗВЕСТНАЯ АННА ГЕРМАН — 9

Вступление

писатель и журналист,
родной дядя артистки по отцовской линии.

Документальная повесть

Повесть Неизвестная Анна Герман

Анна Герман родилась 14 февраля 1936 года в Ургенче (Узбекистан), в семье российских немцев Ойгена Германа и Ирмы Мартенс. До десяти лет жила в Советском Союзе, а после переезда с семьёй в Польшу — во Вроцлаве, где окончила геологический факультет университета.

Уже в студенческие годы её музыкальность и голос обращали на себя внимание. В 24 года Анна начала выступать в студенческом театре «Каламбур», откуда попала в профессиональные ансамбли. Госэкзамен для артистов эстрады сдала так успешно, что ей была выделена стипендия итальянского правительства для продолжения музыкального образования в Риме.

Карьера молодой эстрадной певицы была стремительной. На фестивалях в Ополе, Ольштыне и Сопоте она получила семь первых премий (1964-65). Огромный успех принесло ей первое турне по СССР: 60 выступлений, быстрая популярность и первая пластинка большим тиражом. После этого — турне в Англию, США, Канада, Западный Берлин, снова в Москву, и в Париж.

В 1966 Анна с успехом попробовала себя в классической музыке: она записала пластинку с ариями из оперы «Тетида на острове Скирос» Доменико Скарлатти. В польском музыкальном мире это была сенсация...

Текст статьи

ВСПОМИНАЕТ ВИЛЛИ ГЕРМАН, ДЯДЯ АННЫ

«В середине 70-х годов я получил от сестры, жившей в Сибири, странное сообщение:
— По телевидению и по радио мы в последнее время слышим певицу Анну Герман. Не дочь ли она Ойгена?
Наш брат Ойген, одарённый красивым голосом, в 1934 году пропал без вести. В то время я жил уже здесь, в Германии, и получил от него ещё несколько писем, последние весточки. Он тоже намеревался бежать из СССР, но считал путь через Среднюю Азию и Иран более благоприятным. «На это мне нужен год», — писал он.
Эту затею я ему сразу отсоветовал. Советские границы стали непроходимы и на её восточных участках. Но моё письмо уже не дошло до него, и его след потерялся. Семья считала его погибшим.
Чтобы раскрыть тайну вокруг Анны Герман, я стал предпринимать всё возможное. Я узнал, что она с матерью вроде живёт в Варшаве. Польские друзья привезли мне её пластинки с записями песен на английском, русском и польском языках. Но о её месте жительства они ничего не смогли узнать. Свой адрес она держала в тайне. Русским друзьям её имя было известно, они также знали, что московская фирма звукозаписи «Мелодия» уже издала кое-что из её песен.
Затем, в 1975 году, от сестры Луизы, которая работала в редакции немецкой газеты «Фройндшафт» в Целинограде, пришло письмо, которое сняло покров тайны с Анны Герман.
— Она, — писала Луиза, — действительно дочь Ойгена.
Анна в Целинограде была на гастролях, и мой брат Артур, корреспондент «Фройндшафт», пошёл к ней и был допущен.
— Вам эта фотография о чём-нибудь говорит? — спросил он, положив перед нею фотографию Ойгена.
— Это мой отец! — воскликнула она невольно. — Где он?
На это Артур не смог ответить, но связь была установлена. Анна провела вечер с Артуром и Луизой и сообщила своей матери: «Наконец я нашла своих родственников».
В том же году я поехал в Варшаву и навестил Анну и её мать. Упала завеса тайны, сорок лет скрывавшая судьбу Ойгена.
С намерением бежать за границу он направился в Ургенч недалеко от иранской границы. Там он сначала устроился бухгалтером на хлебозаводе. Он познакомился с молодой учительницей Ирмой Зименс, которая была переведена с Северного Кавказа в Ургенч и там осталась.
Анна родилась 14 февраля 1936 года и воспитывалась её бабушкой, сильной духом и глубоко верующей женщиной. Через полтора года, 26 сентября 1937, Ойген был арестован и навсегда исчез из жизни Анны. После окончания войны она с матерью переехала в Бреслау (Вроцлав), теперь польский город. Она окончила гимназию, потом университет с дипломом магистра геологии и со временем овладела семью языками.
Уже в университете она начала петь, сначала в студенческих кружках, затем в польских городах Ополе, Сопоте, Кракове, Варшаве и всё чаще в восточном и западном зарубежье. Она имела уже многочисленные награды, когда ей в Остенде в 1965 году был преподнесён Лавровый венок международного фестиваля. Последовали выступления в Англии, США, Западном Берлине, Висбадене, несколько раз в СССР, в Париже, Италии, Швейцарии, Австралии. Среди наград, которые она мне позже показывала, был диплом «Самой популярной варшавянки», Золотой Крест Заслуги и грамота «Премии министерства культуры и искусства».
В 1967 году она на три года поехала в Италию для дальнейшего музыкального образования. В Виареджо ей должны были вручить «Оскара симпатии», но ночная автомобильная поездка вследствие переутомления водителя, весь день занимавшегося напряжённым торговым бизнесом, окончилась тяжёлой катастрофой. Ранним утром водитель проходившего грузовика увидел потерпевший аварию автомобиль и отвёз потерявшего сознание водителя в ближайшую больницу.
— А где Анна Герман? — спросил он, придя в себя.
— Что значит Анна Герман?
— Она же была у меня в машине!
Санитарная машина срочно поехала на место происшествия, и там, через четыре часа после катастрофы, они нашли Анну Герман без сознания, выброшенную в кустарник. «С многочисленными костными переломами, от пят до ушей в гипсе», — писала она позже.
Анна долгие месяцы лежала в больницах и санаториях. И прошло четыре года, прежде чем она в 1971 году снова смогла выйти на эстраду. Пресса сообщила, что её выступление в зале съездов Дворца культуры в Варшаве превратилось в мощную манифестацию симпатии к этой талантливой и мужественной женщине.
По многочисленным приглашениям Анна возобновила свои гастрольные поездки как по стране, так и за рубежом. Но в глаза бросились некоторые перемены в ней. Если она раньше пела песни с лирическими текстами о природе и о любви, то теперь публика услышала нечто, относившееся к более глубокому смыслу жизни.
В январе 1975 года я навестил Анну Герман в Варшаве. Передо мной стояла высокая стройная женщина с золотистыми волосами и красивым лицом. Я искал и находил в ней сходство с её отцом, моим братом Ойгеном: его глаза, его полный, склонный к улыбке рот, его необыкновенно сильный голос. Всё лучшее он дал своей дочери в наследство. Для неё я сразу стал дядей Вилли, и я тоже почувствовал себя одарённым. Среди многочисленных фотографий, которые она мне показывала, я увидел своего брата вместе с его женой Ирмой, с маленькой дочкой на руках, почти счастливым. Пройдёт немного времени и его, гонимого, выследят.
Я жил у её матери в комнатке недавно умершей бабушки. Среди зачитанных книг бабушки мне бросилась в глаза старая немецкая Библия, по которой видно было, что она часто читалась.
Ирма, мать Анны, много говорила об Ойгене. Даже через сорок лет она всё ещё надеялась на то, что он жив. Какой-то мрачный сотрудник НКВД тогда, после исчезновения Ойгена, немногословно сообщил ей, что Евгений Герман был осуждён на 10 лет лагерей и сослан к Японскому морю. Туда Ирма собиралась ехать, чтобы разыскать его. Она не знала того, что нам позже сообщили официально: что Ойген был арестован 26 сентября 1937 года, приговорён к смертной казни и расстрелян 11 октября 1938 года. Наша мать ещё до него прошла этот путь. Как жена проповедника, она была арестована за так называемую антисоветскую агитацию и расстреляна 23 апреля 1938 года.
Но вернёмся к Анне Герман. Мы разговаривали с ней на литературном немецком и на пляттдойч. Так же легко она переходила на польский и русский. Она к тому времени вышла замуж и со своим мужем, Збигневым Тухольским, жила на 4 этаже жилого блока на окраине города.
— Анна так мечтает о собственном тихом доме, где бы она могла спокойно работать, — сказал он.
И ей удалось осуществить свою мечту. Концерты в США, где, особенно в Чикаго, существует большая польская колония, принесли ей средства, на которые она смогла построить небольшой дом в Варшаве.
Однако время, ей отведённое, приближалось к концу. В 1981, из её концертной поездки по Монголии, её муж получил телеграмму: «Увези меня домой, я больна».
Мне она позже писала: «У меня рак».
Анна Герман — красивая яркая звезда. В эти последние недели перед ней открылись врата веры. Бабушкина зачитанная Библия теперь лежала на её столике.
«Она много молится и так счастлива, — писала её мать. — Она сочинила мелодию к «Отче наш», и когда самочувствие ей позволяет, она садится за фортепиано и поёт. Если бы я могла разделить её веру!».
Одна русская журналистка в некрологе на смерть Анны писала:
«Пение Анны Герман после почти смертельной аварии стало глубже и серьёзнее. Я уверена, что все, кто побывал на её концертах, в эти вечера становились лучше и отвращались от всего тёмного и смутного.
27 декабря Анна вышла на огромную сцену театра имени Горького строгая, торжественная, в чёрном, обшитом золотым кантом платье, и без музыкального сопровождения спела «Ave, Maria» Шуберта. Зал вздрогнул от долго не смолкающих оваций. Однако всё, что она нам дала, было лишь частицей того, что унесла с собой» (Лия Спадони — Ред.).
Анна Герман умерла 25 августа 1982 года сорока шести лет. В возрасте тридцати девяти лет она ещё стала матерью. И вот муж с шестилетним сыном и безутешной матерью Анны стоял среди многочисленных друзей и прощался у её могилы.
Для нас Анна была дочерью Ойгена, проплывшей по небу звездой, которая, взойдя и опустившись за горизонт в вечность, покоится в руках Бога…
В одном из своих последних писем, незадолго до собственной смерти, Ойген писал — и это звучало как вскрик:
«Я хочу туда, где отец. Не в безымянную массовую могилу советских лагерей у Ледовитого океана, где наш отец 6 мая 1931 года закончил свой жизненный путь, а туда, где Бог вытрет все слёзы, и певцы у хрустального моря запоют песню жизни и вечной радости».

Вильгельм Герман».
(Записано 5 июля 1996 года).

 

ИТАК — АNNA HÖRMANN,

или краткая биографическая справка без прижизненного тумана и купюр страха.
Анна Герман родилась 14 февраля 1936 года в Ургенче (Узбекистан), в семье российских немцев Ойгена Германа и Ирмы Мартенс. До десяти лет жила в Советском Союзе, а после переезда с семьёй в Польшу — во Вроцлаве, где окончила геологический факультет университета.
Уже в студенческие годы её музыкальность и голос обращали на себя внимание. В 24 года Анна начала выступать в студенческом театре «Каламбур», откуда попала в профессиональные ансамбли. Госэкзамен для артистов эстрады сдала так успешно, что ей была выделена стипендия итальянского правительства для продолжения музыкального образования в Риме.
Карьера молодой эстрадной певицы была стремительной. На фестивалях в Ополе, Ольштыне и Сопоте она получила семь первых премий (1964-65). Огромный успех принесло ей первое турне по СССР: 60 выступлений, быстрая популярность и первая пластинка большим тиражом. После этого — турне в Англию, США, Канада, Западный Берлин, снова в Москву, и в Париж.
В 1966 Анна с успехом попробовала себя в классической музыке: она записала пластинку с ариями из оперы «Тетида на острове Скирос» Доменико Скарлатти. В польском музыкальном мире это была сенсация.
В том же году Анна Герман подписала трёхлетний контракт с итальянской фирмой грамзаписи CDI. В 1967 году она была первой польской эстрадной певицей, которая выступила на международном фестивале в Сан-Ремо, затем в концерте «Съезд звёзд всего мира» в Виареджо, где жюри присудило ей награду «Oscar della sympatia 1967». С Доменико Модуньо она пела в телевизионных программах в Италии и Швейцарии, выступала в Висбадене и на фестивале «Золотой ключ» в Братиславе, записала свою первую итальянскую долгоиграющую пластинку; в Польше дебютировала в кинофильме «Морское приключение». В плане было ещё 20 концертов в Италии и большое представление в Виареджо, где ей вручили «Оскар симпатии». Но случилась автомобильная катастрофа…
Анна Герман победила в трудном поединке со смертью. В годы вынужденного бездействия на подмостках она интенсивно трудилась, написав книгу «Вернись в Сорренто?», ряд песен и совершенствуя свой итальянский.
Через четыре года она вновь вернулась на эстраду. Начала её сольного концерта в зале съездов Дворца культуры и науки в Варшаве превратился в манифестацию (сорок минут) огромной симпатии к талантливой певице и мужественному человеку. Концерт был повторён на сцене Большого театра в Варшаве и во время третьего турне по СССР.
Только в СССР вышло 8 долгоиграющих и дюжина маленьких пластинок. Последовали турне по СССР — в 1972, 1974, 1975, 1977 и 1978 годах, в некоторые годы — по два турне. В 1975 она дала 60 концертов. Она ещё успела побывать в США, Канаде, во Франции, Англии, ГДР, Монголии и даже Австралии.
Её талант и труд отмечены многими польскими наградами — орденами, дипломами и премиями, в том числе правительственной наградой «Золотой крест заслуги».

 

ПОСЛЕСЛОВИЕ АВТОРА

29 марта 2003 года в банкетном зале Эверсвинкеля близ Варендорфа в земле Северный Рейн-Вестфалия (Германия) на первом фестивале песен, посвящённом Анне Герман, встретились люди, говорящие на диалекте пляттдойч, раньше жившие в России, Казахстане, Киргизии, даже в Бразилии и Парагвае, но сегодня живущие в разных частях Германии. Инициатором и организатором этого фестиваля была энергичная Татьяна Класснер, и у неё было много добровольных помощников. Этот фестиваль был первым праздником песни российских немцев-меннонитов. Многие песни Анны были переведены самодеятельными поэтами на пляттдойч и на нём исполнены. В зале присутствовало более 500 поклонников Анны Герман. Среди них много молодых людей, самостоятельных, серьёзных, независимых, на своих автомобилях приехавших со всех концов Германии, которым уже не нужно ничего опасаться, не нужно ничего скрывать — ни свою веру в Бога, ни своего родного языка. Организаторы этого праздника Татьяна Класснер и Петер Винс сказали, что это только начало, что за этой первой попыткой последуют другие фестивали.
Анна Герман начала своё посмертное турне. Победное турне, в котором ей уже больше не нужно ничего скрывать о себе…

 

Наше досье: ГЕРМАН АРТУР ФРИДРИХОВИЧ,

младший брат отца Анны Герман.
Родился в 1920 г. на Украине. После окончания немецкой школы в Спате (Крым) изучал германистику в Саратове. С 1939 по 1946 — арест и лагеря, затем спецпоселение в Караганде (Казахстан).
С 1950 — учитель в различных учебных заведениях, заочная учеба в Учительском институте Караганды (славистика), затем в Институте иностранных языков в Алма-Ате (англистика).
С 1974 по 1985 — сотрудник немецкоязычной газеты «Фройндшафт» в Целинограде (Казахстан). Опубликовал ряд рассказов, юморесок, эссе и другие. В 1989 в альманахе «Heimatliche Weiten» (Москва) вышла автобиографическая повесть «Порядок», позже вошедшая в трилогию «А родина манила вдали». В 2003 опубликовал повесть о талантливом юноше Рольфе Баллахе «Легенда» в издательстве Бурау (Германия).
С 1995 проживает в Германии. Пишет на немецком языке, ряд своих произведений сам перевёл на русский язык.

 

© Настоящая книга является первой публикацией о происхождении Анны Герман, о судьбе её отца и других родственников по отцовской линии. Любое использование материала данной книги полностью или частично без разрешения правообладателя и редакции Федерального журнала «Сенатор» запрещается.

 


  1. 5
  2. 4
  3. 3
  4. 2
  5. 1

(7 голосов, в среднем: 5 из 5)


Материалы на тему



Футер


    Литературно-музыкальный портал Анна Герман       К 70-летию Победы: пятилетняя Марина Павленко – участница III МТК «Вечная Память» (песня «Прадедушка»)       Царь-освободитель Александр II       Театр песни Анны Герман: фильмы и концерты       Джульетта - Оливия Хасси       ЕКАТЕРИНА ВТОРАЯ - ЕКАТЕРИНА ВЕЛИКАЯ       Белый генеарл - генерал Михаил Скобелев       Публицистика | Литературно-музыкальный портал Анна Герман       Валентина Толкунова - СЕНАТОР       Владимир Васильев и Мир Балета       Орфею ХХ века МУСЛИМУ МАГОМАЕВУ       Грязная ложь КОМСОМОЛЬСКОЙ ПРАВДЫ       ПРОРОЧЕСТВО ДОСТОЕВСКОГО       Анастасия Цветаева | Литературно-музыкальный портал Анна Герман       Официальный видеоканал Марины Павленко       Они стали светилами для потомков       Ирина Бокова: «Образование — залог устойчивого развития мира!»