АССР НП: ПОСЛЕ ВЫСЕЛЕНИЯ НЕМЦЕВ | Анна Герман

АССР НП: ПОСЛЕ ВЫСЕЛЕНИЯ НЕМЦЕВ

Вступление

доктор исторических наук.

После депортации немецкого населения из АССР НП постепенно ликвидировались и все атрибуты государственности. Появились Указы Президиума Верховного Совета от 5 мая 1942 г. «О переименовании некоторых районов и городов Саратовской области», от 5 июня 1942 г. «О переименовании некоторых населённых пунктов и сельских советов Саратовской области», которые в срочном порядке внедрялись в жизнь. Исчезали с географических карт немецкие названия районов и селений. В 1943 году были переименованы и остававшиеся с немецкими названиями сельские советы. Прекратила своё существование столица республики, была ликвидирована её граница.

Текст статьи

Бугай НиколайНеобходимо подчеркнуть, что депортация населения наносила ущерб стране, в первую очередь экономике районов прежнего обитания переселяемых народов, их культуре, традициям. Прерывались устоявшиеся экономические и культурные связи между народами-соседями, деформировалось национальное сознание масс. Был заметно подорван авторитет государственной власти.
После депортации немецкого населения из АССР НП постепенно ликвидировались и все атрибуты государственности. Появились Указы Президиума Верховного Совета от 5 мая 1942 г. «О переименовании некоторых районов и городов Саратовской области», от 5 июня 1942 г. «О переименовании некоторых населённых пунктов и сельских советов Саратовской области», которые в срочном порядке внедрялись в жизнь. Исчезали с географических карт немецкие названия районов и селений. В 1943 году были переименованы и остававшиеся с немецкими названиями сельские советы. Прекратила своё существование столица республики, была ликвидирована её граница.
Однако, если процессам деструктурирования самих этносов в связи с репрессиями уже уделялось внимание в исторических исследованиях, то проблема деструктурирования государственных структур за редким исключением не становилась предметом специального изучения. По нашему мнению, эта проблема включает в себя не только сам факт (юридический акт, его анализ, причины) ликвидации государственности как таковой, но и предусматривает возможность решения судьбы территории, на которой базировалась республика, оценку того населения, которое не подвергалось репрессиям, оставаясь на территории бывшей республики, включает формирование новых отношений между народами. Сюда входит вопрос о необходимости заселения свободных территорий, проблема кровных связей лиц, подвергшихся репрессиям, с местом своего исторического обитания, в частности для российских немцев это в значительной мере — Республика немцев Поволжья.
Вопрос об освоении территорий, где были ликвидированы автономные государственные образования, уже в 40-е годы приобрёл острый характер. Репрессивные меры, направленные против того или иного этноса или его части, не освобождали государство от необходимости проявить заботу о данных регионах, чтобы не допустить выключения из экономического потенциала огромных земельных массивов, обеспечить производительными силами территорию бывших республик.

Чтобы правильно оценить складывавшуюся ситуацию, необходимо обратиться к экономическому аспекту проблемы, а именно к уровню экономического развития 11 приволжских регионов в момент присоединения их к Саратовской области (1941). В 11 районах было закреплено за колхозами всего земли 1275,7 тысяч га, в том числе пахотной — 908,6 тысяч га. Ежегодно эти колхозы поставляли государству свыше 60 000 000 пудов высокосортного зерна и большое количество продуктов животноводства и птицеводства. До выселения немцев в 280 колхозах 11 административных районов было 43 974 хозяйства колхозников, из которых 37 651 составляли немецкие хозяйства (владельцы выселены в 1941 году), и 6323 хозяйства русских старожилов (оставались в районах).
После выселения из республики граждан немецкой национальности в колхозах оставалось 33 103 жилых домов с надворными постройками, крупного рогатого скота около 800 000 голов (в индивидуальном пользовании около 39 000 голов), овец и коз — около 43 000 голов (в индивидуальном пользовании — около 80 000 голов), свиней — около 39 000 голов (в индивидуальном пользовании — около 90 тыс. голов), лошадей около 20 тыс. голов, верблюдов — около 1 500 голов. Фактически весь этот экономический потенциал, и вся территория временно выключались из экономической сферы государства. Необходимо было срочно решать задачу по обеспечению региона производительной силой.
Распространенной формой заселения территорий являлось плановое задание областям по переселению их жителей, в том числе и в Республику немцев Поволжья. В 40-е годы эти меры, наряду с НКВД СССР, проводили в жизнь и создаваемые в структуре СНК СССР и РСФСР Главные переселенческие управления. Архивы располагают богатыми материалами по этой теме. В фонде Переселенческого управления РСФСР Госархива Российской Федерации (Ф. А-327) сосредоточены многочисленные документы этих гражданских ведомств о процессах заселения бывших автономий, в том числе и АССР немцев Поволжья.
3 сентября 1941 году СНК СССР принял постановление 2030/920, на основании которого был утвержден план переселения 59 794 колхозных хозяйств, в том числе: в Саратовскую область — 44 744 хозяйства, в Сталинградскую область — 15 050 хозяйств. По данным на 10 ноября 1941 года, когда уже основная часть граждан немецкой национальности последовала в принудительном порядке на Восток, в республику были направлены (данные на середину октября 1941 года) 10 350 хозяйств из шести областей Украинской ССР (Сумской, Харьковской, Ворошиловградской, Запорожской, Полтавской, Днепропетровской). Одновременно было переселено 560 хозяйств из Курской области и 3983 из Орловской области. Всего — 14 893 хозяйства.
На январь 1942 года в районы бывшей АССР немцев Поволжья было вселено 23 936 хозяйств: из колхозов — 12 457 хозяйств, за счет эвакуированного населения — 11 479 хозяйств. Выполнение плана по переселению составило 40%. Переселенческое управление вынуждено было признать, что области «по существу сорвали выполнение задания СНК СССР по отбору и отправке переселенцев-колхозников в районы вселения».
Герб АССР Немцев ПоволжьяОблисполкомы территорий, население которых было намечено на переселение в бывшую Республику немцев Поволжья, всячески стремились воспрепятствовать этим мерам. «Вместо принятия реальных большевистских мероприятий, — читаем в сообщении, — Саратовский исполком просит переселить в пределы области в плановом порядке 20 000 хозяйств из других областей, тем самым ослабляет работу по выполнению постановления СНК РСФСР от 26 ноября 1941 года «О мероприятиях по сельскому хозяйству в районах бывшей Республики немцев Поволжья». Просьба Саратовского облисполкома не была удовлетворена по той причине, что привлечённые к реализации этих мер Пензенская, Тамбовская области, Мордовская и Чувашская АССР имели «ограниченные возможности отбора переселенцев».
Из районов Саратовской области, отошедших из АССР немцев Поволжья, было выселено 40 000 немецких хозяйств. На начало 1942 года туда было вселено 19 972 хозяйств, из них наибольшее число в Краснокутском (3413), Мариентальском (2521), Марксштадтском (1900), и Бальцерском (1815) районах. Предпринимались и такие меры, которые зачастую носили принудительный характер, например, «выселение переселенцев-колхозников и эвакуированных, отобранных из проходящих эшелонов для районов бывшей Республики немцев Поволжья».
Симптоматично, что в таких городах, как Саратов, Энгельс, Вольжск, была организована радиопередача, транслировавшаяся трижды, с призывом к городскому населению к переселению на постоянное жительство в районы бывшей Республики немцев Поволжья. На узловых железнодорожных станциях (Саратов-1, Аткарск, Покровск, Урбах, Анисовка) работали инспектора Переселенческого отдела, в обязанность которым вменялись «проверка и отбор людей, желающих выехать на постоянное жительство в колхозы бывшей АССР немцев Поволжья на условиях колхозников-переселенцев». Отбор проводился главным образом из числа эвакуированного населения из эшелонов, проходивших через территорию области.
Однако все эти меры по своему объёму оказывались недостаточными. Поэтому Переселенческий отдел Саратовского облисполкома ставил перед Правительством СССР вопрос об ускорении переселения колхозников в Саратовскую область из соседних областей (Куйбышевской, Сталинградской, Пензенской) и Западного Казахстана в количестве 20 000 хозяйств. Председатель Переселенческого отдела Саратовского облисполкома Матвеев вынужден был признать, что Постановление СНК РСФСР от 26 ноября 1941 года «О мероприятиях по сельскому хозяйству районов бывшей Республики немцев Поволжья» выполняется неудовлетворительно. Действительно, потребность в освоении хозяйств была ощутимой. Так, в Каменском районе, где имелись 640 хозяйств, требовалось доселить еще 2500, в Бальцерском, при наличии 1105 хозяйств, потребность определялась в 3000 хозяйств.
В результате проведённой работы в Саратове, Энгельсе, Волжске удалось направить в опустевшие немецкие колхозы около 1000 хозяйств, хотя и это далеко не решало проблемы восстановления трудовых ресурсов. Заселение отдалённых от железнодорожных станций районов (Каменского, Зельмановского, Бальцерского, Унтервальдского) составляло 20-25%.
Карта: Немецкая Поволжская коммуна в 1922 г.Медленность заселения отдалённых районов обуславливалась наступлением зимы 1942 года, бездорожьем, перебоями в транспорте и т.д. Все это затрудняло возможности проведения предстоящего весеннего сева, выполнения других сельхозработ. В марте 1942 года пришлось рассылать новых гонцов по соседним областям в целях агитации по переселению. Их направляют в Тамбовскую, Пензенскую, Воронежскую области. Для вселения готовилось 2877 домов, оставленных гражданами немецкой национальности. В результате в Тамбовской области были отобраны для переселения 2051 хозяйство, в Пензенской — 2600, в Воронежской — 1350, Саратовской — 2034 хозяйства.
На конец мая 1942 года вместо 40 868 немецких хозяйств районов, присоединённых к Саратовской области, имелось уже 32 154 хозяйства. План вселения был выполнен на 82,8%. Одновременно число трудоспособных сократилось с 94 031 до 5286 человек.
Разумеется, переселенцы не изъявляли особого желания трудиться в колхозах, особенно те, кто был отобран из проходивших эшелонов с эвакуированными. Старший инженер колхозных хозяйств Калганов в письме в СНК РСФСР от 13 июня 1942 года на имя К.Д. Памфилова сообщил: «В Приволжском и Первомайском районах имеют место случаи, когда переселенцы отказываются вступать в члены сельхозартели по мотивам, что они после освобождения своих районов, временно оккупированных фашистами, выедут обратно. Многие переселенцы по этой же причине отказываются даже от получения коров, опасаясь, что это их закрепит в колхозах и не даст возможности им выехать на место прежнего жительства». Председатель исполкома Саратовской области Д. Силин также информировал в июне 1943 года: «Размещённые в районах Республики немцев Поволжья... не организованы на постоянное жительство в колхозах, считают себя временными людьми и работают в колхозах плохо...»
Поэтому в июне 1942 года заместитель Председателя СНК РСФСР Памфилов просил СНК СССР «разрешить не производить дальнейшего отбора ограничения количеством уже направленных хозяйств — 7248 с тем, что настоящее количество покроется за счёт переселяемых в настоящее время согласно решению ГОКО от 24 мая 1942 года 6000 человек из Смоленской области в Саратовскую область».
Тем не менее, работа по насыщению производительной силой территории бывшей Республики немцев Поволжья продолжалась, хотя и не столь успешно. В 1944 году из запланированных к переселению в Саратовскую область 600 колхозных хозяйств отправлено было лишь 312 хозяйств. Проблема освоения территории бывшей Республики немцев Поволжья оставалась сложной. В 1943 году проверкой было установлено, что свыше 500 000 га пахотных земель не осваивалось, агротехника резко ухудшилась, оплата трудодней была крайне низкой. Отмечался массовый уход колхозников-переселенцев из колхозов. По состоянию на начало июня 1946 года, из Саратовской области выбыло более 26 000 хозяйств переселенцев. В колхозах 11 районов области оставалось лишь около 13 000 хозяйств колхозников, при этом 6323 хозяйств принадлежали колхозникам-старожилам.
Все недостатки были обобщены в Постановлении СНК СССР 272 от 11 марта 1944 года «О мерах по укреплению сельского хозяйства в группе южных Приволжских районов, присоединенных к Саратовской области». 10 сентября 1944 года СНК СССР издал распоряжение 18306 р, по которому разрешалось переселить еще 4200 хозяйств, а 14 сентября 1944 года по этому же вопросу было принято постановление СНК РСФСР 653. Всего в 1941-1945 годах было переселено 33 971 хозяйство, что вместе с хозяйствами русских старожилов составляло 40294 хозяйства вместо 91570 хозяйства выселенных немцев. К этому времени из-за неудовлетворительного руководства со стороны органов власти было разрушено 33 103 дома, 9756 домов (около 30%) — до основания.
В 1940-1950-е годы задача переселения приобретала многомерный характер. Как известно, принудительное переселение более 3 500 000 граждан различных национальностей, в том числе граждан немецкой национальности, ликвидация многих других национально-государственных образований (Чечено-Ингушской АССР, Кабардино-Балкарской АССР, Карачаевской автономной области, Крымской АССР) требовали повторного заселения данных регионов и их освоения. Эту задачу приходилось решать и в 1940-е, и в 1950-е годах. Что касается территории бывшей АССР немцев Поволжья, то, как отмечалось в отчете Переселенческого управления при Совмине РСФСР, до 1955 года планировалось дополнительно переселить в Саратовскую область 5000 семей.
Таким образом складывалась в 1940-1950-е годы судьба государственных образований, на территории которых проживали репрессированные народы. Вряд ли их реструктурирование приносило пользу государству. Оно имело исключительно тяжелые последствия, вносило разлад в сформировавшиеся межнациональные отношения, в том числе и в Поволжском регионе страны. Оно подрывало основы сложившейся экономики региона, оказывало отрицательное воздействие на развитие культуры народов. Были созданы все предпосылки для долго тлеющего национально-политического конфликта, решение которого осуществляется и по настоящее время.
Вряд ли можно согласиться с выдвигаемой в последние годы точкой зрения, что решение этой задачи лежит в плоскости формирования национально-культурной автономии. По нашему мнению, задачи национально-культурной автономии несколько иного характера и они не предусматривают трансформацию этой автономии в государственную. Выход необходимо искать в другом, а именно: в создании законодательной базы для защиты прав народов, в том числе и российских немцев, в выработке механизмов по искоренению допущенной исторической несправедливости.

 


  1. 5
  2. 4
  3. 3
  4. 2
  5. 1

(3 голоса, в среднем: 5 из 5)


Материалы на тему



Футер


    Литературно-музыкальный портал Анна Герман       К 70-летию Победы: пятилетняя Марина Павленко – участница III МТК «Вечная Память» (песня «Прадедушка»)       Царь-освободитель Александр II       Театр песни Анны Герман: фильмы и концерты       Джульетта - Оливия Хасси       ЕКАТЕРИНА ВТОРАЯ - ЕКАТЕРИНА ВЕЛИКАЯ       Белый генеарл - генерал Михаил Скобелев       Публицистика | Литературно-музыкальный портал Анна Герман       Валентина Толкунова - СЕНАТОР       Владимир Васильев и Мир Балета       Орфею ХХ века МУСЛИМУ МАГОМАЕВУ       Грязная ложь КОМСОМОЛЬСКОЙ ПРАВДЫ       ПРОРОЧЕСТВО ДОСТОЕВСКОГО       Анастасия Цветаева | Литературно-музыкальный портал Анна Герман       Официальный видеоканал Марины Павленко       Они стали светилами для потомков       Ирина Бокова: «Образование — залог устойчивого развития мира!»