fbpx

«ЭТОТ ДЕНЬ МЫ ПРИБЛИЖАЛИ, КАК МОГЛИ…»

Вступление

российский немец.

Смертность в Богословлаге до полного окружения фашистской группировки под Сталинградом была равна 160-230 человек в месяц. И только в сентябре-ноябре 1942 года смертность снизилась до 100 человек в месяц. Видимо, отогрелись трудармейцы за лето, да и свежий турнепс поступил. В этот, самый смертный, период умирало до 20% от общей численности трудармейцев в год. То есть при продолжении политики 1942 года по отношению к трудармейцам, они до конца войны в Богословлаге были бы уничтожены полностью. К счастью, после победы под Сталинградом смертность среди трудармейцев в Богословлаге стала резко падать, и после Курской битвы снизилась в 10-20 раз по отношению к 1942 году.

Текст статьи

По-прежнему основная масса промышленной продукции производилось в восточных районах страны, в которых к концу первого полугодия 1945 года валовой выпуск более чем в два раза превысил показатель за аналогичный период 1941 года. Среди этих районов доминирующее положение занимал Урал.
В.П. Панов «Это было …», М. Молодая гвардия, 1990, стр. 257.

«Первый немецкий военнопленный попал в руки Красной Армии 22 июня 1941 года. Последний был отпущен домой 9 сентября 1955 года. За это время через советские лагеря прошли 3,5 миллиона немцев. По нашим данным, в плену умерли 450 000. По немецким — до полутора миллионов».
«Аргументы и факты» № 49, 2004, стр. 19.

Богословский ИТЛ, Базстрой, Богословлаг.
Заключенных — 19353, трудмобилизованных немцев — 10196, вольнонаемных и начсостава — 5244.

Архив: В УИТЛК по Свердловской области.

«3462 имени трудармейцев немецкой национальности, погибших в Богословлаге в годы Великой Отечественной войны».
«Книга памяти». Издательский дом филиала БАЗ-СУАЛ. 2001. Составитель И.Ф. Вайс.

 

За последние 20 лет немецкая тема в России не замалчивается. Опубликованы десятки сборников архивных документов, появились мемуарные и художественные книги. Но тиражи изданий таковы, что хватает только для распространения по немецким культурным центрам. К каждому юбилею Победы журналисты выискивают малейшие факты, имеющие хоть какое-то отношение к войне. Вот только о вкладе советских немцев не пишет в центральной прессе никто. В.П. Панов написал, что за годы войны металлургия Урала удвоила выпуск продукции. Только «постеснялся» он написать, кто создал этот производственный потенциал. Как видно из эпиграфа, АИФ и о немецких военнопленных вспомнил. Только своих российских немцев это издание тоже не обнаружило.

Прощание. г. БарнаулПочти одновременно с книгой В.П. Панова в России в 1991 году вышла и книга бывшего трудармейца Г.А. Вольтера «Зона полного покоя», в которой он раскрыл «тайну» удвоения промышленного потенциала Урала за годы войны. Книга издана небывалым для этой тематики тиражом — 50 000 экземпляров. Это был потрясающий глоток правды для советских немцев. Документальная повесть Г.А. Вольтера посвящена в основном строителям Челябинского металлургического комбината. Мне же ближе судьба строителей Богословского алюминиевого комбината и города Краснотурьинска. Потому что мой отец, мои родственники и мои односельчане этот комбинат и город строили. И «как это было», знали они не по книгам и не по газетным публикациям. Это на их глазах умерли 3462 трудармейца, занесённых И.Ф. Вайсом в «Книгу памяти». Есть среди этих имен и наши односельчане (правда, их меньше, чем поволжских и украинских немцев; о чем будет сказано ниже). Это они пережили страшный геноцид, организованный в Турьинских рудниках Б.К. Кроновым и его подручными в первые полтора года войны.
Только после победы на Курской дуге положение в Трудармии резко изменилось. Бывших лагерных палачей, натасканных в конце тридцатых годов на ликвидации шпионов и диверсантов, заменили фронтовиками, ежедневно рисковавшими жизнью, защищая нашу Родину. В Турьинских рудниках начальника, инженер-полковника Б.К. Кронова, заменили на инженер-полковника И.П. Бойкова. Заменили также охрану — тоже на бывших фронтовиков, уже не способных бежать в атаку. И эти фронтовики, вчера еще выполнявшие задачу уничтожения живой силы противника, то есть немцев, прибыв на новое место службы, быстро разобрались, с какими «преступниками» имеют дело. И положение в Трудармии резко изменилось.
Изучение опоминавшейся уже «Книги памяти» И.Ф. Вайса позволяет детально проанализировать политику руководства Богословлага и советского государства за все годы существования Трудармии.

Смертность в Богословлаге до полного окружения фашистской группировки под Сталинградом была равна 160-230 человек в месяц. И только в сентябре-ноябре 1942 года смертность снизилась до 100 человек в месяц. Видимо, отогрелись трудармейцы за лето, да и свежий турнепс поступил. В этот, самый смертный, период умирало до 20% от общей численности трудармейцев в год. То есть при продолжении политики 1942 года по отношению к трудармейцам, они до конца войны в Богословлаге были бы уничтожены полностью. К счастью, после победы под Сталинградом смертность среди трудармейцев в Богословлаге стала резко падать, и после Курской битвы снизилась в 10-20 раз по отношению к 1942 году.

Естественно, по команде сверху смертность в одночасье не снизишь в 10-20 раз, даже некоторым улучшением питания (т.е. доведением его до нормы питания заключённых). Смертность может снизиться только постепенно. А надо — сразу. Тогда пошли на хитрость. Чтобы уменьшить показатели смертности, стали нетрудоспособных немцев «актировать» (отправлять к семьям). И то сказать: зачем людей «даром» кормить?.. Выжил дома? — возвращайся в Трудармию трудоспособным. Умер по дороге или уже дома? — твоё личное дело. В лагерной статистике смертности тебя уже нет. Так что поименованные в «Книге памяти» И.Ф. Вайса жертвы геноцида в Краснотурьинске — это еще не все жертвы. По «Книге» получается, что в Краснотурьинске погибло фактически за два года 34% мобилизованных трудармейцев. И даже эта страшная цифра — занижена. Лично я знаю четверых актированных среди наших соседей в деревне Девятириковке Омской области. Трёх женщин и одного мужчину. Мужчина — Варкентин (имени не помню) — прибыл первым и через один-два месяца умер. В книге памяти его нет. Женщины прибыли позже. Одна из них приехала беременной и родила мёртвого мальчика.
По сведениям УИТЛК по Свердловской области, в Богословлаг было мобилизовано 10 196 немцев. Работало здесь также 19 353 заключённых и 5 244 вольнонаёмных и начсостава. Откуда в архиве появились такие точные сведения о мобилизованных немцах? Сведения в этот самый архив направляли военкоматы, проводившие мобилизацию в Трудармию на необъятных просторах Советского Союза? В том числе и военкоматы оккупированной территории Украины? Других забот в конце 1941 начале 1942 года не было?
Косвенный ответ на этот вопрос можно получить из воспоминаний Георгия Францевича Вильмана, прибывшего в Богословлаг в начале 1942 года добровольцем (он думал, что идёт мобилизация в армию). В апреле 1947 года он был привлечён комендатурой лагеря для приведения в порядок сваленных в проходной личных дел трудармейцев, При этом он получил указание личные дела умерших трудармейцев откладывать в сторону. После проверки эти личные дела на глазах у Георгия Францевича сгорели в топке печи. Так что это еще один ответ на вопрос: каким образом смертность в лагере почти мгновенно уменьшилась в 10-20 раз.
Не эти ли личные дела, рассортированные Георгием Францевичем, попали в архив? Не уцелевшие ли трудармейцы числятся официально как мобилизованные? Лукавая статистика, которая объясняет расхождения и в показателях смертности среди немецких военнопленных по нашим и немецким данным.
Так что не 10196 немцев было мобилизовано в Турьинские Рудники. К ним надо прибавить еще 3462 не доживших до 1947 года, да плюс всех актированных, да к ним еще добавить тех, память о которых сгорела в железных печках. Так что мобилизовано в Турьинские Рудники было не меньше 14 000 немцев, из них погибло не менее 40%. Это больше в процентном отношении, чем погибло мирного населения в блокадном Ленинграде.

Но и это еще не все немцы, строившие Богословский алюминиевый комбинат. Архив УИТЛК умалчивает о военнопленных немцах. Они там тоже были. Отправили их на родину в самый канун образования ГДР в 1949 году. Знаю об этом, так как сам жил в 1950 году 4 месяца в Краснотурьинске (до выхода указа о воссоединении семей).
Какова была смертность среди военнопленных? По сведениям АИФ (№ 49 за 2004 г., стр. 19) следует, что в плену их погибло из 3,5 млн. 13% по нашим данным и 43% по немецким данным. Не будем дискутировать о точности наших и германских сведений. Скажем только, что если наши данные и занижены, то и германские завышены. Не могло германских военнопленных погибнуть в процентном отношении больше, чем наших трудармейцев. Не были они в плену в кошмарном 1942 году. Да и, в отличие от содержания трудармейцев, существуют какие-то международные правила обращения с военнопленными.
И это еще не все. Как бы ни грело нашу душу, что у нас в плену работало 3,5 миллиона военнопленных германцев, это все же неправда. Значительная часть этих «военнопленных» была выловлена в Восточной Германии после войны и направлена в нашу страну на стройки коммунизма для перевоспитания. На родину в 1949 году они вернулись идейно закалёнными строителями Новой Жизни. В этой фразе не так уж много чёрного юмора. В отличие от трудармейцев, военнопленные все же сознавали, что наказаны они за своё чёрное дело. Ожидали они худшего.
Итак, по нашим, отнюдь не завышенным данным, интернированных и военнопленных немцев умерло 13% от общей численности. Анализ «Книги памяти» И.Ф. Вайса даёт 3,3% умерших от общей численности трудармейцев после начала массового поступления пленных. Получается, что смертность среди предельно истощённых ходячих скелетов была в 4 раза ниже, чем среди здоровых молодых парней? Кто этому поверит?..
Много книг написано, много фильмов показано об ужасных условиях содержания советских военнопленных в немецком плену. Нет оснований не верить всему, что нам сказано и показано. Но вот данные из уже упомянутого номера АИФ (из той же заметки). «В немецкий плен попали от 4 до 4,5 млн. советских военнослужащих. Из них умерли и погибли в лагерях от 673 000 (по германским данным) до 1,2 млн. (по советским). То есть советских военнослужащих в германском плену погибло 15-30%, что укладывается в рамки смертности германских интернированных и военнопленных в советском плену (13-43%). Нет сейчас смысла гадать, чьи данные точнее. Достаточно констатировать, что все, что нашей пропагандой написано, рассказано и показано об ужасах фашистских концлагерей, полностью соответствует тому, что происходило в трудармии и в лагерях военнопленных уже после 1942 года.

«Нам нужна одна победа, одна на всех, мы за ценой не постоим». Да, нам всем нужна была одна победа! О том, как не стояли за ценой на войне, много написано, сказано и показано. Показано, как жизнями солдат (людей!) штрафных батальонов прокладывали в минных полях путь наступающим танкам. Ведь танк железный, его беречь надо!..
Но это варварство еще хоть как-то оправдать можно: по законам военного времени один танк, возможно, действительно был дороже жизни десятка штрафников. Но чем объяснить бессмысленный геноцид, царивший в Трудармии? Головотяпством его не объяснишь. Это было умышленное вредительство (если не предательство). Вредительство не по отношению к трудармейцам (кого волновала их судьба, как и судьба штрафников?). Это было вредительство, направленное на подрыв обороноспособности нашей армии, на срыв сроков возведения объектов. Сколько снарядов, самолётов и танков могли бы изготовить умерщвляемые в концлагерях трудармейцы, если бы их допустили к станкам?!
Впрочем, как это ни анекдотично, танковую колонну все-таки изготовили трудармейцы Турьинских рудников. Вернее, на их деньги была изготовлена танковая колонна. Оказывается, на этом объекте выпускалась газета «Сталинская стройка». В этой газете (№ 16 за 3 марта 1943 года) опубликован приказ товарища Сталина. Привожу его дословно:
«Начальнику БАЗСТРОЯ т. Кронову.

Прошу передать строителям Базстроя, собравшим 1.547.900 рублей на постройку танковой колонны «строитель Базстроя», мой братский привет и благодарность Красной Армии.

И. Сталин»

Да... Сталинские соколы во главе с Кроновым к моменту опубликования этого приказа успели уничтожить 2462 сталинских братьев (71% от общего числа уничтоженных в Краснотурьинске трудармейцев за годы войны). А эти «братья» в это время собирали деньги на танковую колонну?!
Думаю, всем понятно, что никаких денег у трудармейцев не было. Их паек, то есть шанс выжить, зависел только от выполнения норм. А все заработанные ими деньги (о которых они и знать-то ничего не знали) автоматически перечислялись в этот самый фонд (по информации из той же газеты — по инициативе охраны!).
И все же инициатива и энтузиазм были и среди трудармейцев! Уже была победа на Сталинградском фронте. Уже у людей появилась надежда. И они, несмотря ни на что, стремились и своим трудом приблизить конец войны. Этому мы находим подтверждение в этой же газете. Понятно, что на приказ товарища Сталина нужно ответить ударным трудом. Цитирую полностью еще одну заметку из этой газеты:
«7 норм за смену!
Высокой выработкой отвечают рабочие энергоотдела на приказ Верховного Главнокомандующего товарища Сталина. Вчера, встав на сталинскую вахту, звено т. Эйзау, работая на прокладке высоковольтной линии, за 6 часов выполнило сменную норму на 712%».
Надо уточнить, что фамилии «Эйзау» в природе не существует. Зато фамилия Эзау на нашем языке (плаутдитш) действительно произносится так, как она написана в газете. Значит, она воспринята редактором газеты на слух. И 7 норм за смену (только не 6-тичасовую) — это тоже правда. В газете «Сталинская стройка» нет ни слова, как эти 7 норм выполнялись. Мне это от отца известно, но небольшая газетная публикация не даёт возможности останавливаться на этом подробней.

Но вернёмся еще раз к книге Г.А. Вольтера. В своей книге он на примере Челябинских и ряда других лагерей особо подчёркивает ужасающие условия, в которые попали прибывшие в Трудармию первыми украинские немцы. Последними (на месяц позже поволжских) прибыли сибирские немцы в добротных полушубках (тулупах) и еще с некоторым запасом сухарей и сала. Все это не могло не сказаться на положении разных категорий немцев. Еще до прибытия поволжских немцев, смертность среди украинских немцев в январе-феврале 1942 года уже достигла абсолютного максимума — до 200 человек в месяц. Максимум смертности среди поволжских немцев (100-150 человек в месяц) приходится на апрель-август 1942 года. Абсолютная смертность украинских немцев в это время снижалась (о причине будет сказано ниже). Абсолютная смертность среди сибирских немцев (до 40 человек в месяц) наступила зимой 1942-1943 годов. В это время наблюдается второй всплеск общей смертности. И, как уже сказано, только перелом в войне резко изменил ситуацию во всех трудармейских лагерях. Правда, в некоторых других лагерях никакого перелома со смертностью после Сталинградской и Курской битвы не наблюдалось. Очевидно, это зависело от местного руководства.
И все же, почему в период всплеска смертности среди поволжских немцев абсолютная смертность среди украинских немцев резко снизилась? Их стали лучше кормить? Такое — исключено. Доведённые до полного истощения украинские немцы меньше умирать не стали. Просто некому уже стало умирать. Об этом же пишет и Герхард Андреевич в своей книге…
Работали трудармейцы на нескольких объектах (сам комбинат, электроцентраль, кирпичный завод, лесоповал и плотина). В этом ряду плотина занимает особое место. Когда идёшь по ней, зримо ощущаешь объем выполненных работ. Все вручную — кирками, лопатами и тачками. Алюминиевое производство требует много воды. А воды в Турьинских рудниках не было. Речушка Турья не в счёт. Ею комбинат не напоишь. Поэтому речку эту и требовалось перегородить плотиной. Масштабы выполненных работ впечатляют. Но еще больше впечатляет то, что идёшь практически по трупам трудармейцев. Об особой смертности на этой стройке единодушно говорят все оставшиеся в живых трудармейцы. Помнишь, читатель, слова Н.А. Некрасова из его стихотворения «Железная дорога»:
«А по бокам-то все косточки русские…
Сколько их! Ванечка, знаешь ли ты?»

Только в данном случае косточки немецкие, и бочку вина немцам никто в конце стройки не выкатил. И никто им не сказал ободряющих слов «молодца!.. молодца!..», как похвалил вольнонаемных (по Некрасовых строителей дороги согнал на стройку голод) немец П.А. Клейнмихель, который строил для России железную дорогу и о котором с такой ненавистью пишет великий русский поэт.
О том, где «похоронены» трудармейцы Богословлага не знает никто. Не смог показать нам место захоронения и Иван Филиппович Вайс. Поэтому мемориал памяти в Краснотурьинске сооружён не на месте захоронений, а на месте наибольшей смертности. Глубоко символично расположен мемориал. Идёшь от вокзала через плотину (а иначе в город не попадёшь) и видишь по левую руку в окружении плакучих ив мраморный крест. По бокам лежат в виде надгробных холмов мраморные плиты с фамилиями 3462 погибших здесь в годы войны трудармейцев. За крестом просматривается Богословский алюминиевый завод, для возведения которого эти жертвы были сюда мобилизованы. По бокам от креста надписи на русском и немецком языках:
«Трудармейцам Богословлага НКВД
строителям города алюминиевого завода и теплоэлектроцентрали 1941-1945
«Никто не забыт — ничто не забыто,
Никто не забыт — ничто не забыто»…

(Ольга Берггольц, поэтесса, русская немка)
Да, жители Краснотурьинска помнят о тех, кто строил этот город и градообразующее предприятие. Не настало ли время и всей России вспомнить, кто и как ковал Победу в тылу?

 


  1. 5
  2. 4
  3. 3
  4. 2
  5. 1

(3 голоса, в среднем: 5 из 5)

Материалы на тему