Польская Эвридика | 50 лет назад на небосводе мировой эстрады зажглась новая Звезда
журнал СЕНАТОР
журнал СЕНАТОР

ПОЛЬСКАЯ ЭВРИДИКА

(К 50 -летию триумфальной победы Анны Герман в Сопоте)


 

ФРЕД ИСКЕНДЕРОВ


 

 

 

Journal Senator — Журнал СЕНАТОР

анна герман - anna germanДля нашей героины 2009 год оказался вдвойне юбилейным... впрочем, теперь немногие знают, что 45 лет назад, в августе 1964 года, на небосклоне мировой эстрады в Сопоте зажглась Звезда по имени Анна Герман, которая чуть позже покорила Европу и весь мир. В этом же году, после своего триумфального восхождения на эстрадный Олимп, Анна Герман впервые приехала в Советский Союз и дебютировала в Москве с песней «Танцующие Эвридики» (музыка — Катаржины Гартнер, слова — Евы Жеменицкой) перед советскими слушателями.
Конечно, новая Звезда польской эстрады неслучайно была включена в состав делегации артистов эстрады социалистических стран вместе с Лили Ивановой (Болгария), Яношом Коошом (Венгрия), Карелом Готом (Чехословакия) и другими, чтобы выступить на концерте в Центральном Доме литераторов Советского Союза (ЦДЛ СССР)... Так, спустя 18 лет после вынужденного отъезда из Советского Союза, Анна вернулась на Родину в качестве звезды мировой эстрады, чтобы навсегда поселиться в сердцах миллионов граждан бывшего Советского Союза. Но так случится, что именно через 18 лет, поздним вечером 25 августа 1982 года, Анна Герман покинет нас, оставив нам на память свой незабываемый голос в песнях и неподражаемый образ великой Певицы, поющую нам радость — веру, надежду и любовь...

…Шёл 1964 год, последний год так называемой «хрущевской оттепели» — начало 18-и «застойных» лет в Советском Союзе. «Тихий переворот» в СССР случится чуть позже, осенью, а пока лето 1964 года: впервые на прилавках газетных киосков в Советском Союзе появился новый музыкальный журнал «Кругозор». На страницах одного из номеров этого журнала в том году была опубликована маленькая заметка о новой звезде эстрады:
«К легкой песенке в Польше относится весьма серьезно. Ей посвящается праздники, фестивали, конкурсы и даже плебисциты. Участницы ежегодного плебисцита — двенадцать новых песен, в течение месяца их передают по радио, исполняют на концертах. Три победительницы представляют Польшу на Международном фестивале в Сопоте... В этом году в сопотском соревновании мелодии и ритмов участвовало двадцать пять стран. Основное действующее лицо фестиваля — песня. Правда, любезные хозяева учредили специальные премии и для исполнителей.
Победили греческая, канадская и польская песни.
сопот-64 - анна герман - sopot-64  - anna germanАвтор польской песни «Танцующие Эвридики» — Катаржина Гартнер. На её композиторском счету много своеобразных произведений. Своим успехом Катаржина обязана и певице Анне Герман, которую вы видите на снимке. Анна Герман — геолог. Она поет всего четыре года, но песенка «Танцующие Эвридики» в её исполнении уже удостоена трех премий»
(Е.Тарханова, «Кругозор» №8, 1964 г.).
Кстати, раньше в Союзе такие журналы не издавались, а со страниц этого радиожурнала, тираж которого составлял от 500 000 и до одного миллиона экземпляров, гибкие пластинки совмещались с бумажными страницами, можно было услышать и голоса известных политиков, журналистов и писателей, и даже послушать новые песни. Во всяком случае, можно с уверенностью сказать, что первым массовым изданием, которое широко распространила в СССР информацию об Анне Герман, это был журнал «Кругозор». И в последующие года, пока существовало это издание, как и само государство СССР, много раз (1964 — №8, 1965 — №7, 1970 — №9, 1972 — №11, 1975 — №4, 1975 — №9, 1977 — №11, 1986 — №3) на его страницах появлялись различные заметки об Анне Герман или её песни.
Говорит Катаржина Гартнер (22.02.1942) — известный польский композитор, автор целого ряда хорошо известных песен, в том числе легендарной песни «Танцующие Эвридики» из репертуара Анны Герман. Стоит отметить, что на протяжении нескольких десятилетий произведения этого композитора пользовались большим успехом, как в самой Польше, так и за её пределами. Она была очень плодотворным автором и написала музыку ко многим театральным постановкам-мюзиклам и кинофильмам:
— Во время учебы в музыкальной школе главным в моей жизни был джаз. Это было страстное увлечение, да и получалось у меня неплохо (я играла на пианино). Достаточно сказать, что в 1958 году моя фамилия вошла в список лучших музыкантов года наряду с фамилиями взрослых. Однако мой настоящий, самый важный старт в качестве композитора наступил перед самым окончанием школы и это был связан с Аней.
В этой девушке — красота потомков викингов, она была высокой и светлой — сочеталась с неподдельным обаянием и лиризмом славянской натуры. Это была монументальная красота, которую, конечно, все помнят. Особенно красивы были её волосы, естественного светлого цвета.
катаржина гертнер - katarzyna gertnerМы с Аней познакомились в Варшаве, в министерстве культуры. И жили друг от друга недалеко: она — во Вроцлаве, а я — в Свиднице, и были довольно известны в этих городах. На сцену вывел Аню директор Вроцлавского эстрадного театра Шимон Шурмей. Все уже тогда знали, что у этой девушки прекрасный, от природы поставленный голос, и никакая школа ей не нужна. Однако препятствием для неё был… высокий рост. Аня была целеустремленной, но робкой и скромной и очень стеснялась своего роста, хотя он был естественным элементом её оригинальной красоты. Этот комплекс «неполноценности», по крайней мере, на пять лет отсрочил её выход на эстраду.
В момент нашей варшавской встречи Аня была уже выпускницей геологического факультета, а мне было уже восемнадцать лет. Поэт Ян Награбецкий направил нас в Жешувский эстрадный театр, рекомендуя Анну Герман, как талантливую вокалистку, а меня — как способного композитора. Жешувская эстрада стала нашей творческой лабораторией, в которой Аня исполнила мои первые песни. В Жешуве нас буквально засыпали приглашениями, а директор местной эстрады составил даже для нас специальную программу.
Спустя два года с нашей песней «Танцующие Эвридики» Аня выступила на фестивале польской эстрадной песни в Ополе. Она получила вторую премию, а затем с успехом исполнила эту же песню и на фестивалях в Сопоте (два первых приза), и в Италии.
Потом в 1965 году мы решили занять в Ополе первое место. Дирижер Стефан Рахонь, большой друг эстрадных певцов, шутил перед нами: как это можно получить первую премию еще до фестиваля, и притом за произведение, которого еще нет!..
А мы взяли и выиграли!.. Это была песня «Зацвету розой», за которую нас потом удостоили первой премии в Остенде.
Мы работали очень интенсивно и много, записали более десяти песен. В сотрудничестве с третьей программой Польского радио были записаны мои лучшие произведения в незабываемом исполнении Ани, в том числе «Эвридики» и «А когда все погаснет».
катаржина гартнер анна герман - katarzyna gertner anna germanВиделись мы очень часто: я играла, а она пела. Мы встречались везде, где это удавалось: на радио, на фестивалях, дома.
Я сочиняла музыку с учетом голосовых данных Ани и её темперамента…
Она всегда вызывала у меня удивление: была замкнутым и очень сдержанным человеком, в то же время в ней таилось столько страсти, экспрессии, что буквально «взрывалась» во время пения. При этом требовалось много времени, чтобы завоевать её дружбу, чтобы она открыла тебе свою душу, к тому же этот избранник должен был быть достойным её требовательной дружбы. Мне кажется, что я довольно хорошо понимала её поющее сердце, но все же, вероятно, не до конца…
Пожалуй, ничто не увлекало Аню так сильно, как искусство, сама музыка. Она была наполнена самой музыкой и песнями. Хотя она была очень и всесторонне одаренным человеком, все умела делать: шить, проектировать, готовить, владела несколькими языками. Была человеком тонкого ума и при своей неразговорчивости — блистательна и остроумна.
Вот случай, который говорит о характере Ани: во вроцлавском Доме Актера была стена, на которой оставляли свои автографы прославленные автографы. Автором идеи и «заведующим стены» был Збигнев Цибульский, наш знаменитый киноактер. Как-то однажды он предложил Ане, чтобы она тоже оставила на стене свою подпись (причем под автографом Стейнбека), но она отказалась. Она, действительно, была необыкновенно скромной. При этом она пользовалась таким успехом у мужчин, которые искали её общества и стремились обратить на себя внимание. Но строгая и сдержанная Аня всегда держала их на расстоянии. В конце концов, она выбрала самого верного и самого лучшего из них…

В 1967 году, подписав трехгодичный контракт с миланской студией грамзаписи CDI, Анна Герман словно подписала договор с самим дьяволом: став жертвой автокатастрофы в Италии она ровно на три года была лишена полноценной жизни, при которой не могла идти речь даже о её возвращении на сцену, поскольку никто не знал — выживет она или нет?..
«…Певческий дебют Анны Герман состоялся несколько лет назад. Студентка геологического факультета Вроцлавского университете, участница студенческого кабаре «Каламбур», выступила в программе польского радио «Вечера у микрофона»...
Уже тогда Анна знала, что, презрев все полезные ископаемые земли, будет только петь. Позднее, сдавая экзамен на звание магистра стратиграфической геологии, она тут же держала другой... на право концертного турне по Жешувскому воеводству.
Успех пришёл быстро. И скоро Анна Герман стала одной из популярных певиц в Польше. Её полюбили за своеобразный голос, таящий в самом существе своём лиризм, за репертуар, который она подбирала с большим вкусом, придавая особое значение единству слова и музыки. Композиторы стали писать специально для неё. Успех принесла песня Катажины Гертнер «Танцующие Эвридики». Трудная для исполнения, необычная по музыкальному решению песня позволила певице проявить со всей полнотой свой особый, «германовский» тембр. В результате — победа на Сопотском фестивале 1964 года. Одна из первых гастрольных поездок — в Советский Союз.
анна герман - танцующая эвридика - anna german - dancing eurydyka«...Автомобильная катастрофа в Италии прервала все планы. Почти три года длилось возвращение к жизни. Второй дебют Анны Герман произошел лишь в январе этого года. В камерном зале варшавского Большого театра исполнялась «Освенцимская оратория» по рассказу узницы № 41355 — Станиславы Лещинской. Музыку десяти песен оратории написала Анна Герман.
Теперь она предстаёт перед нами как композитор, поэт и исполнитель. В радиопередачах Анна Герман выступает как комментатор, знакомя слушателей с новинками эстрады и с классической музыкой... Певица возвратилась к творческой жизни»
(«Анна Герман» — журнал «Кругозор» №9, 1970 год, фото М. Чудовского).
— Еще тогда, в 1967 году, — продолжает Катаржина Гартнер, — я уговаривала её подчинить свой стиль ритмичной молодежной музыке. К этому у неё были все данные, что отчетливо проявилось в выступлении с молодежным ансамблем «Трубадуры». За месяц до нашей совместной поездки на фестиваль в Рио-де-Жанейро произошло несчастье — автомобильная катастрофа в Италии (1967 г), перечеркнувшая многие планы, а главное — подорвавшая здоровье Анны. Но она не упала духом, взяла себя в руки и показала, что она с характером. После двухгодового лечения Аня встала на ноги. Стала петь грустные, задумчивые песни. Я не одобряла этого. По моему мнению, она должна была петь в трех стилях: англо-саксонском, выражающемся в творчестве Бакарака и исполнительницы его музыки Уорвик, народные итальянские, а точнее — неаполитанские песни, первые записи которых вызвали искреннее восхищение даже в Италии. И, конечно же, русские песни, к которым у неё были естественные наклонности. Не знаю, как получилось, но наши пути тогда разошлись…
После автомобильной катастрофы она писала собственные произведения, хотела в них выразить себя. Через несколько лет она позвонила мне и попросила написать для неё несколько песен, а прежде всего песню для фестиваля в Токио, такую, как в 60-е годы. Я как-то несерьезно отнеслась к этому. Обещала написать, однако от замысла до воплощения у меня обычно проходит много времени. Потом она стала торопить меня, говорила, что жить ей осталось недолго. Я не придала тогда этому большего значения — совместима ли смерть с тем, кто хочет петь? Я была тогда очень занята, ездила по свету… Потом она сообщила, что врачи снова обещают улучшение. Я начала писать для неё. И вдруг, как гром с ясного неба, грянула весть о том, что Аня умерла.
В 1984 году я поехала в Москву и там, конечно же, зашел разговор об Ане. Саша Жигарев и Саша Алиханов написали тексты к моей музыке, сочиненной для Ани. Так появилась «Незаконченная песня — памяти Анны Герман». В первый раз я её исполнила сама по Центральному Телевидению, на русском языке. Говорят, что эту передачу смотрело 70 миллионов человек, в редакцию пришла масса писем. Люди, находившиеся в студии во время передачи, плакали. «Польша» опубликовала текст и ноты этой песни. По Москве разошлась весть, что я — автор песен Анны Герман, и за мной стали ходить буквально толпами.
Конечно, советская публика к Анне Герман относилась с огромной любовью, считая её своей «звездой». И эта любовь была взаимной, поэтому она охотно ездила в СССР. Она всегда чувствовала, что её ждут там как близкого, желанного человека. С момента появления на эстраде Анна стала звездой, покорив сердца людей своим искусством.
Хотя мы были разными по натуре, но музыка объединила нас и роднила. Я считала, что Анна не пошла в направлении, которое, по-моему, было для неё самым лучшим, где она смогла бы до конца использовать свои вокальные возможности. Меня огорчал её «страдальческий» период. Я считала, что все это ни к чему, но теперь вижу, что ей это было нужно и не могло быть иначе. После перерыва в наших творческих связях я снова хотела с ней работать… Музыка, написанная для неё, лежит сейчас в шкафу и будет там лежать вечно. Никто её уже не исполнит, ведь она предназначена исключительно для Анны Герман».

В мае 1980 года Анна Герман последний раз приехала в Москву на концерт «Мелодии друзей». Она пела перед огромной аудиторией в «Лужниках» свои новые песни и вдруг прямо на сцене почувствовала в ноге нестерпимую боль. Опершись на здоровую ногу, Анна стояла и пела, а зрители просили еще и еще…

 

ТАНЦУЮЩИЕ ЭВРИДИКИ
В кафе на углу
Каждой ночью — концерт.
Так остановитесь на пороге,
Танцующие Эвридики,
Прежде чем рассвет
Первым лучом ляжет на стену,
Пусть раскроют вам объятья
Захмелевшие Орфеи.
Ветер разгулялся в переулках,
Он играет на деревьях, как на струнах.
Это поет Орфей или деревья так шумят...
Река шумит под мостом,
Исчезла черная тень фонарей,
Люди входят в кафе,
На улицах — обычный шум,
А ветер танцует на улицах.
Ветер словно пьяный
И развешивает на ветвях
Вытканную из паутины шаль.
Какие у тебя были
Удивительные губы, Эвридика.
Какие у тебя пустые глаза, Эвридика.
А ветер танцует в аллеях,
Ветер колобродит, как пьяный.
Туман рассеивается и остается,
остается только черный кот.

ЕВА ЖЕМЕНИЦКАЯ
.

Анна Герман: ТАНЦУЮЩИЕ ЭВРИДИКИ

Анна Герман: ТАНЦУЮЩИЕ ЭВРИДИКИ (Opole, 1964)

*На этой странице использованы фотоматериалы (впервые публикуемые в СМИ) из семейного архива Анны Герман, которые любезно предоставлены паном З.Тухольским (вдовец певицы) и реставраторами музыкального радиожурнала «Кругозор» (1964-1991, г. Москва, А. Азаров).

SENATOR — СЕНАТОР


 

® Федеральный журнал «СЕНАТОР». Cвидетельство №014633 Комитета РФ по печати (1996).
Учредители: ЗАО Издательство «ИНТЕРПРЕССА» (Москва); Администрация Тюменской области.
Тираж — 20 000 экз., объем — 200 полос. Полиграфия: EU (Finland).
Телефон редакции: +7 (495) 764-49-43. E-mail: senatmedia@yahoo.com.


© 1996-2017 — В с е   п р а в а   з а щ и щ е н ы   и   о х р а н я ю т с я   з а к о н о м   РФ.
Мнение авторов необязательно совпадает с мнением редакции. Перепечатка материалов и их использование в любой форме обязательно с разрешения редакции со ссылкой на журнал «СЕНАТОР» ИД «ИНТЕРПРЕССА». Редакция не отвечает на письма и не вступает в переписку.